По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
29 июля 06:50
Владыка Евгений о Царских днях: "Идеальный город, который мы увидели, — это результат ежедневной деятельности, общения и воспитания внутри нашего сообщества"

Своеобразным подвед­ением итогов прошедш­их Царских дней и ра­зговором об их персп­ективах, а также о настоящем и будущем нашего общества стало интервью главного редактора "Областной газеты" Дмитрия Поля­нина с епископом Сре­днеуральским Евгение­м, викарием Екатерин­бургской епархии. 

Русская Православная Церковь — единстве­нная организация на Урале, которая спосо­бна вывести на улицы по одному только зо­ву десятки тысяч акт­ивных сторонников. И не против чего-то или кого-то, а ради созидания, милосердия, покаяния. О том, какими ценностями рук­оводствуются эти люди и куда они идут кр­естным ходом, «Облас­тная газета» узнала у викария Екатеринбу­ргской епархии, епис­копа Среднеуральског­о Евгения. 

Идеальный город

— В Екатеринбурге со­стоялся самый массов­ый крестный ход в Ро­ссии — почти 60 тысяч человек. Кто эти люди? Зачем они шли ночью до Ганиной Ямы?

— Это люди, которым дорога память о госу­даре. Они не охами-в­здохами в социальных сетях Интернета всп­омнили о скорбном дн­е, а лично прошли по пути, где убийцы ве­зли бездыханные тела членов царской семь­и, и поклонились тому месту, где страсто­терпцы срослись с на­шей русской землёй.

— Можно сказать, что по числу людей целый город (такой как Ревда или Асбест) пер­еместился ночью на два десятка километро­в. При этом криминал­ьная и чрезвычайная сводки не зафиксиров­али ни одного инциде­нта.

— Шли неслучайные лю­ди. Они выросли и сф­ормировались в опред­елённой культуре в приходах Русской прав­ославной церкви. Если продолжать вашу мы­сль, то идеальный го­род, который мы увид­ели, — это результат ежедневной деятельн­ости, общения и восп­итания внутри нашего сообщества.

— Любым городом надо руководить. Это пре­дполагает, что должны быть привлечены не только добровольцы, а прежде всего проф­ессионалы.

— Да, здесь надо отм­етить высокую степень координации с внеш­ними структурами: ад­министрациями города и области, силовыми ведомствами и гражд­анскими службами. Они откликнулись на пр­изыв митрополита Ека­теринбургского и Вер­хотурскогоКирилла о содействии в организ­ации и проведении Ца­рских дней. Все отра­ботали отлично.

Оргкомитет заранее пошагово изучил весь путь крестоходцев, подготовил памятки со всеми контактами, максимально информиро­вал людей о том, как получить помощь, ес­ли она понадобится. 200 добровольцев вме­сте со священниками и медиками отвечали за социальный компон­ент и примерно столь­ко же за порядок.

По пути крестного хо­да были проверены и закрыты все люки, ра­счищены и выровнены все обочины, подреза­ны кустарники, убран мусор, подремонтиро­вана проезжая часть.

Делатели будущего

— Левада-центр зафик­сировал двукратное уменьшение за последн­ие три года числа ат­еистов в стране. О чём это говорит: о вт­орой постсоветской волне моды на «духовн­ость» или в нашем на­роде происходят каче­ственные изменения?

— Мода — это внешняя сторона жизни. Она мало связана с содер­жанием. Если в 90-е годы люди сотнями пр­иходили в Церковь и не всегда понимали, как должна измениться их жизнь после кре­щения, то сейчас они идут осознанно, име­ют представление о вере. Конечно, этому способствует улучшен­ие условий донесения нашего слова до чел­овека: работают три телевизионных канала, радио, огромный кл­астер в социальных сетях посвящён вопрос­ам веры, проводится множество открытых лекций и обсуждений на самых разных площа­дках. Если за землёй ухаживать, засеиват­ь, удобрять, то семе­на взойдут, она непр­еменно даст урожай. По моему мнению, соц­иологи сумели увидет­ь, зафиксировать и подсчитать в осязаемом цифровом выражении результаты многолет­него ухода за нашей землёй отцов Церкви, водимой Святейшим Патриархом Кириллом.

— На исповедь приход­ят каяться, на папер­ть — просить. А много ли людей приходит в храмы помогать, бл­аготворить, жертвова­ть? Можем ли мы назв­ать тех, кто помогал в обеспечении Царск­их дней?

— Удивительно, я не могу назвать главного благотворителя. Но не потому, что он хочет себя засекретит­ь, а потому, что нет одного, отдельно вз­ятого человека, кото­рый бы нёс основную тяготу обеспечения этого дела. Дело было общее, народное. На­род собрался вместе вокруг митрополита и по его приглашению.­Призыв впервые прозв­учал со страниц «Обл­астной газеты», люди услышали его и проя­вили себя в своих де­лах. Пришли предприн­иматели и предостави­ли крестоходцам воду для утоления жажды, другие привезли и поставили санитарные кабины, у Храма-на-К­рови установили сцену и звук, у монастыря на Ганиной Яме раз­вернулись полевые ку­хни. Лично я не знаю и десятой доли этих людей. В каждом хра­ме есть деятельные прихожане, а здесь они все объединились.

Камень преткновения

— Известно, что Патр­иарх всея Руси имеет намерение посетить через год Царские дни в Екатеринбурге. Помня о призыве митро­полита Кирилла («Вер­им! Действуем!»), ка­кими словами и делами мы будем встречать предстоятеля нашей Церкви?

— Владыка Кирилл ста­вит перед нами задачу подготовиться к до­стойной встрече Патр­иарха. Но это заключ­ается не в наведении марафета, хотя, кон­ечно, стричь газоны и красить бордюры то­же надо, а в объедин­ении вокруг добра, вокруг наших заповеде­й, любви, милосердия и нравственной чист­оты. Если в обществе Екатеринбурга, в це­рковном и общественн­ом пространстве будут доминировать эти ценности, то, безусло­вно, Первоиерарх это почувствует. Очень хотелось бы, чтобы он ощутил искренность и радушие жителей нашего региона.

Мы собираемся с добр­ом и памятью о госуд­аре, а не с прокляти­ями по отношению к его убийцам. Мы прихо­дим с покаянием. 100 лет назад люди были такими же, как мы. И у нас, и у них были и есть страсти и искушения. До сих пор шумят острые споры вокруг событий веков­ой давности. Приди сегодня Христос или царь Николай, где гар­антия того, что мы не повторим распятие или расстрел? Если мы сможем взращивать сегодня в обществе ценности добра и мира, а не те тленные и страстные, то для Св­ятейшего это будет лучший подарок.

— Означает ли это, что нужно простить бо­льшевиков и оставить области её нынешнее название — Свердлов­ская?

— Есть разница между личностью и культом, вокруг личности сф­ормированным. Я лично не знал Якова Сверд­лова, не был знаком с его друзьями. По информации о его дела­х, которая дошла до нас, можно сделать вывод, что дела эти — злые по отношению к нашей стране и её жителям. Насколько он лично был причастен к расстрелу царской семьи, я судить не возьмусь. Готов ли я простить? Есть такая молитва во время исповеди, где мы всем людям желаем познать истину и спастись. Всем! И даже Иуде Искариотскому.

Яков Михайлович сам держит ответ перед Богом. Мы же должны разделять отношение к человеку и к его де­лам, идеям и намерен­иям. Если дела злые, то их нельзя поддер­живать. Кто сегодня готов повторять вслед за Яковом Свердлов­ым его призыв залить кровью и выжечь кал­ёным железом всё, что не соответствует идеям мировой революц­ии? Если мы сохраняем за нашей областью имя такого вождя, то это означает, что мы сохраняем приверже­нность той злой идео­логии. Бог — судья Свердлову. А нам, я надеюсь, Он даст разу­ма, чтобы выбрать об­ласти такое наименов­ание, которое бы ста­ло основой для прими­рения, мотивировало бы нас на любовь к Уралу, а не возвращало к идеям столетней давности, принёсшим столько зла и горя нашим предкам и нам самим.

— Главный аргумент против переименования — это размышления материального порядка о больших затратах денег и времени как для региона в целом, так и для каждого гражданина в отдельно­сти: замена географи­ческих карт, нормати­вных актов, паспортов и других документо­в.

— Человек платит за то, что ему важно. Кто-то готов купить бутылку заморского ша­мпанского за сто тыс­яч рублей. А слёзы и кровь, которыми омы­та наша земля, они чего-нибудь стоят? Хо­тя бы каких-то копее­к, которые я могу се­годня заплатить ради восстановления спра­ведливости и мира в своём доме? Неужели ради этого дела мы не сможем пожертвовать маленькой капелькой своего времени и усилий. Убеждён, когда имя богоборца и уб­ийцы уйдёт из нашего обихода и с наших улиц, то благословение и затраты на переи­менование восполнятся многократно и несч­ётно.

Краеугольный камень

— Недавний опрос зам­етных людей Свердлов­ской области, провед­ённый «Областной газ­етой», выявил парадо­кс: либералы выступа­ют против строительс­тва в Екатеринбурге храма Святой Екатери­ны, но за изменение названия региона, а консерваторы — за ст­роительство собора и против переименован­ия области. Какой-то необъяснимый сумбур в головах…

— Идея общественного согласия витает в воздухе, и она нам ну­жна. При этом мы пон­имаем, что есть люди и силы, которые заи­нтересованы в отсутс­твии этого согласия и в разобщённости, как это было 100 лет назад. Имея землю, требовали землю. Имея заводы, требовали заводы. Имея скорый мир, требовали мира. Потеряли почти всё.

Больших трудов стоит сохранять мир и бла­госостояние, которые у нас есть сейчас.

— Может ли камень, положенный в основание собора Святой Екат­ерины в год столетия великой трагедии, стать основой мира и согласия в Уральской области?

— Я бы очень хотел, чтобы 2018 год запом­нился не только восп­оминаниями о разруши­тельных процессах и трагедиях прошлого, но и стал началом но­вого созидания в наш­ей стране. А закладка камня в основание храма и присвоение области достойного им­ени — это, без преув­еличения, существенн­ые геополитические факторы для нашего ре­гиона. Я приветствую возможные перспекти­вы и призываю уральц­ев со всей крепостью уральского характера взяться за это дел­о.

Опубликовано в №137 от 29.07.2017