По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
14 марта 18:15
«Чтобы сердце сокрушилось и слезы пролились»: иерей Константин Корепанов о великой силе покаянного канона

О великой силе покаянного канона преподобного Андрея Критского, об умягчении сердец и о молебне Торжества Православия сказал в своем пастырском слове во время Великого повечерия со чтением покаянного канона Андрея Критского в Ново-Тихвинском монастыре проректор Екатеринбургской духовной семинарии иерей Константин Корепанов.

- Великий покаянный канон Андрея Критского – явление церковной гимнографии в жизни Церкви. И все в этом каноне посвящено тому, чтобы сокрушить каменное  человеческое сердце. И сегодня, читая его канон, и во вторник вечером, и в понедельник, мы все время слышим призыв о том, чтобы наше сердце сокрушилось и из наших очей полились слезы. Но почему-то они не льются...

Сам канон начинается в понедельник вечером со слов: «Откуда же начну плакать окаянного моего жития деяний»? И потом до самого последнего тропаря канона все время об этом же: сердце, сокрушись, заплачь, слезы, пролейтесь! 

И только человек, познавший то, что слезы ему для жизни необходимы, начинает припадать к живительным словам Великого Покаянного канона действительно с жаждой, как человек в пустыне, ищущий воды. Не просто исполняет какую-то формальность, какой-то непонятный ритуал, а именно жаждет, чтобы сердце сокрушилось и слезы пролились. Ибо так устроил Бог человеческое естество, что и сердце смягчается, и ум очищается только слезами. Больше нет никакой силы на земле, чтобы умягчить человеческое сердце или очистить человеческий ум.

Вот мы сетуем, что мы не понимаем, почему грешим. Мы сетуем и спрашиваем, где же Бог наш? Хотя знаем из слов Священного Писания, что Он с нами до скончания века. И только что, может быть, причастились Тела и Крови Иисуса Христа, и говорим: «Где же Бог? Почему я Его не чувствую? Почему, осуждая другого человека, я снова и снова делаю то, в чем несколько минут или часов назад раскаялся?»

Потому что я не вижу ни греха, ни Бога, ни истины. Я - слепой, поэтому вновь и вновь тыкаюсь и натыкаюсь на те же грабли, спотыкаюсь и падаю в ту же самую яму, потому что я - слепой. Единственный способ избавиться от этой «слепоты» – это плакать. И в сердце, которое никак не хочет чувствовать любви к другому, мы говорим, искренне сокрушаясь: «Я хотел бы простить, да не могу. Я хотел бы любить, да не могу. Я хотел бы смириться, да не могу, потому что сердце мое кипит», ибо сердце у нас каменное.

И сегодня говорилось в каноне о том, что из этого каменного сердца слезы может исторгнуть только благодать Божия, как Моисей ударил по камню в пустыне, исторг воду и напоил жаждущий народ. Но мне бы хотелось вспомнить другой образ, тоже знакомый каждому, кто вступает во дни Великого поста: сухая просфора, которая для многих является пищей первые дни поста. Она очень сухая и невозможно ее разгрызть, особенно бабушке, и тогда она начинает напитывать эту просфору водой. Просфора размокает и становится съедобной. 

Вот и наше сердце – это, по существу, хлеб Божий. Но он сухой. И чтобы оно стало не сухим, его надо напитать слезами, и тогда оно станет исполненным любви и доброты ко всем людям. Но как же сделать, чтобы оно напиталось слезами, если мы стоим и просто слушаем, а сердце не сокрушается, слезы не бегут? 

Есть только два пути, чтобы слезы побежали по нашему сердцу – это очень глубокая, долгая, задушевная, внимательная молитва. Этому деланию посвящают себя монашествующие. Для того они и уходят в монастырь, чтобы разбить камень своего сердца, оросить его слезами покаяния, и чтобы из чрева потекли потоки воды живой, напитывающие всех, кто обращается к монашествующим за помощью, ибо на них стоит мир.

И другой способ – это отношение к ближнему. Великий святой XX века преподобный Силуан Афонский сказал, что если мы будем делать добро окружающим нас людям, делать именно ради Христа, не потому что нам просто жалко, а потому что Христос повелел молиться за обижающих, прощать виноватых пред тобой, жалеть людей, покрывать их немощи, прощать их грехи, не говорить об их недостатках, то тогда сердце будет умягчаться. А умягчающееся сердце и есть сердце, питающееся слезами. 

И мы, неожиданно придя в дни Великого поста в храм, увидим, что сердце становится мягким, и слезы текут, потому что мы накануне простили, в день Прощеного воскресенья простили наконец-то человека, виноватого перед нами. Простили нашего брата или сестру, нашего мужа, в котором разочаровались, наших детей, которые не оправдали наших надежд. 

И приходя сюда, мы плачем, потому что мы видим милость, и милость Божия коснулась нашего сердца. А когда благодать Божия явилась в сердце, тогда и людям вокруг нас становится хорошо. Как сказал святой преподобный Серафим Саровский: «Стяжи Дух мирен, и тысячи вокруг тебя спасутся». 

Вот это и есть подлинное Торжество Православия. Когда мы, умягченные сердцем, напитавшие его благодатью Святого Духа, живем, а вокруг нас люди просвещаются тем невидимым светом, который исходит из сердца, в котором живет Бог. Именно это - Торжество славы и православной веры. 

И именно для этого в день Торжества Православия наш правящий архиерей, владыка митрополит приглашает всех православных христиан прийти и совершить торжественный молебен, чтобы помолиться на месте строительства Екатерининского собора, помолиться о том, чтобы Дух Святой сошел на наши сердца. Чтобы они исполнились премудрости, терпения, молитвенной любви. Ибо где двое или трое собраны, там Христос посреди них. А если это собрание возглавляется правящим архиереем, то там, как говорит святой Игнатий Антиохийский, там полнота Церковного бытия, там полнота благодатных даров, заключенных в Церкви. Там все дары, данные Богом людям, в полноте, изливаются потоками. И мы встаем под эти потоки соборного молебства, возглавляемого архиереями и правящим архиереем. И сердца наши, напитанные благодатью, делаются способными нести свет. И этот свет, несомненно, увидят те, кто пока его не видит. И этот мир, которым исполнятся сердца наши, несомненно, почувствуют те, которые пока не чувствуют, ибо как человек ни относился ко Христу, Он есть свет и мир, и путь, и жизнь. И человек все равно почувствует эту жизнь и увидит этот путь, если мы сами будем путем и жизнью, и светом, и миром.

И для того, чтобы торжествовало православие, мы собираемся вместе на эту молитву, чтобы призвать Бога в наши сердца и в этот город, ибо зло побеждается только добром, и мир устанавливается только миром христианских сердец. И тогда, исполненные этим миром, мы почувствуем, что милость Божия с нами во все дни поста, ибо так, напитываясь все больше и больше, и причащением Святых Христовых Таин дойдем до конца этого благодатного пути и встретим Христову Пасху. Обновленные, изменившись, встретим только для того, чтобы после Пасхи жить на новом рубеже, в новом состоянии, не возвращаясь к тому, какими мы были до поста, а вступив в новую жизнь. И тогда будет Церковь расти, множиться и торжествовать, как это было еще в прежние времена, и в IX веке, когда установлен этот праздник, и раньше, и позже, и даже в XX веке. Торжествовала Церковь Христова, потому что люди были, которые вмещали в себе этот благодатный мир, принесенный Богом на землю.

 

Смотрите также:

Митрополит Кирилл совершил Великое повечерие с каноном преподобного Андрея Критского в Ново-Тихвинском женском монастыре