По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
6 апреля 11:26
К 135-летию со дня рождения архиепископа Товии (Остроумова) – правящего архиерея Свердловской епархии

7 апреля 2019 года исполняется 135 лет со дня рождения архиепископа Пермского и Соликамского Товии (Остроумова). В 1940-50-х годах владыка Товия служил правящим архиереем Свердловской епархии, очень много сделавшим для сохранения церковной жизни на Среднем и Южном Урале, Зауралье и Приобье.

В миру будущего владыку звали Александр Ильич Остроумов. Он родился в праздник Благовещения, 25 марта (7 апреля н.ст.) 1884 года в городе Коломне, в семье потомственного священника Илии Федоровича Остроумова. У батюшки было 4 детей, Александр был младшим и единственным сыном.

Духовное образование Александр Остроумов получил в Коломенском духовном училище и в Московской духовной семинарии, которую окончил в 1905 году. В период обучения в духовных школах у юноши проснулся талант художника и иконописца. Стоит отметить, что помимо духовного образования будущий владыка получил также и светское – в 1915 году он окончил Московский археологический институт со званием ученого-археолога.

По окончании обучения, Александр Остроумов преподавал Закон Божий в церковно-приходской школе села Евсеево Богородского уезда, а в 1907 году устроился псаломщиком церкви святителя Николая Чудотворца в Голутвине.

В 1907 году Александр вступил в брак с Надеждой Сергеевной Митропольской, дочерью протоиерея. Надежда Сергеевна до самой своей смерти была крепкой и надежной опорой своему мужу и подарила ему двух дочерей.

7 декабря 1919 года состоялась иерейская хиротония отца Александра, и он был назначен настоятелем Никольского храма. Как настоятель он приложил много усилий для активизации приходской жизни. В храм для выступления приглашались ученые-богословы, совершались регулярные паломничества. Однажды, во время паломничества в Саров отца Александра встретила блаженная старица Паша Саровская, которая молча подала ему шест и ушла. Очевидно, что прозорливая старица предсказала молодому священнику его будущее архиерейство.

В 1933 году Никольский храм в Голутвине был закрыт, и протоиерея Александра Остроумова перевели в московскую церковь святителя Григория Неокесарийского. Через короткое время отец Александр был назначен настоятелем церкви села Троицкого под Истрой, а затем переведен в храм поселка Павшино.

10 декабря 1937 года отец Александр был арестован по доносу и заключен в лагерь  на валку леса для строительства канала имени Москвы. Работал на лесоповале в районе будущего Рыбинского водохранилища. Каждый день в лагере погибало множество людей, и только чудо спасло священнику жизнь – одним из заключенных оказался прихожанин батюшки из голутвинского храма; ему удалось устроить его санитаром в лагерную больницу.

23 апреля 1943 года отец Александр был освобожден – списан по болезни. 2 декабря того же года после всех перенесенных испытаний в Москве скончалась матушка Надежда. Отцу Александру не удалось получить разрешения приехать на ее похороны.

В начале 1944 года священник смог вернуться к служению, и был назначен настоятелем Преображенского храма села Цикуль Владимирской епархии.

Начавшееся возрождение церковной жизни требовало новых епископских кадров на овдовевшие после десятилетий террора архиерейские кафедры. 5 декабря 1944 года Определением Священного Синода было решено «Протоиерею А.И. Остроумову… по пострижении в монашество быть епископом Свердловским и Челябинским…». Батюшка был срочно вызван в Москву, 7 декабря пострижен в монашество с именем Товия, а 10 декабря рукоположен во епископа сонмом архиереев во главе с Патриаршим Местоблюстителем, митрополитом Ленинградским Алексием (Симанским).

Через несколько дней епископ Товия прибыл в Свердловск и поселился в простом деревянном доме на улице Крауля. Здесь же было организовано и епархиальное управление. Территория епархии, доставшейся новому архиерею, была очень обширна. Кроме Свердловской епархии, в состав которой в то время входила и Курганская область, Владыка большую часть своего Архипастырского служения окормлял также Челябинскую епархию. В 1945 году Преосвященный Товия назначался также управляющим Молотовской (Пермской) и Кировской епархиями.

Епископ Товия приложил немало сил и энергии на восстановление и нормализацию расстроенной церковной жизни, несмотря на преклонный возраст и тяжелую болезнь, полученную в лагере. Насколько позволяли здоровье и силы, Владыка совершал объезды епархии с соборными служениями с местным духовенством, насколько позволяли средства и власти, восстанавливал и открывал храмы.

Простота и терпение в обхождении, мягкий и добродушный характер нового Владыки снискали ему любовь и привязанность клира и мирян. Очевидно, несмотря на все перенесенные скорби и страдания, верный служитель Господень остался не только несломленным, но и неозлобленным и сохранил свои прежние добрые качества.

Стараниями и хлопотами владыки перед властями количество открытых приходов и приходского духовенства в Свердловской и Челябинской епархиях во второй половине 40-х годов увеличилось почти вдвое. Был восстановлен колокольный звон, организовано свечное производство, построен новый храм в Магнитогорске, десятки церквей отреставрированы, образован Епархиальный совет.

За солидную материальную помощь, оказанную епархией во время Великой Отечественной войны государству, владыка Товия с группой духовенства был награжден в 1945 году правительственной наградой – медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»

Важным деянием епископа Товии стала попытка в 1947-1948 годах вернуть Церкви мощи святого праведного Симеона Верхотурского, которая, к сожалению, осталась безрезультатной.

Патриаршим указом от 25 февраля 1953 года Преосвященный Товия «во внимание к свыше сорокалетнему беспорочному служению Церкви Божией в священном сане» был удостоен сана архиепископа.

Архиерей был весьма скромен и неприхотлив и в своей личной жизни. Деревянный дом на Крауля был уже очень ветхим и по своей малости (приемная, кабинет-спальня и кухонька) весьма неудобным для ведения епархиальных дел. Посетителей владыка принимал регулярно, выходя, бывало в одном подряснике, набросив на плечи дубленку. Владыка сам колол дрова, топил печку. Его необыкновенная любовь, изливавшаяся на всех, обымала собой не только людей, но и животных. В доме у владыки находили приют голодные котята и щенки. Преосвященный держал лошадей и двух дворовых псов. На любимой лошади ездил и на богослужения, и по епархиальным делам. С амвона он нередко рассказывал случаи из своей собственной жизни. К народу владыка обращался со словами: «Други мои», и в самом деле все духовные овцы доброго Архипастыря – от маститого протоиерея до одинокой старушки были для него близкими, родными, и он для всех был помощником и другом. Владыка никогда не отказывал нуждающемуся, всегда помогая, по мере возможности, всем искавшим у него духовной и материальной помощи. Известно, что Архипастырь постоянно посылал денежные пособия учащимся из его епархии семинаристам.

 

14 марта 1957 года определением Священного Синода архиепископ Товия был назначен правящим архиереем Пермской (тогда Молотовской) епархии. Престарелый владыка был вынужден начать срочные сборы, сопровождаемые волнениями, переживаниями и трогательными прощаниями с родными, духовенством и паствой.

5 апреля Преосвященный Товия прибыл в Пермь и принялся ревностно исполнять свои обязанности. Он часто служил в Свято-Троицком кафедральном соборе и принимал посетителей в епархиальном управлении. В напряженных трудах прошли Страстная седмица и Пасха. В пятницу Светлой седмицы у архиепископа случился острейший приступ болезни. Владыка слег и уже больше не вставал с постели.

Ранним утром 5 мая 1957 года, в неделю святых жен-мироносиц, архиепископ Товия мирно отошел ко Господу. На третий день, 7 мая, состоялось погребение архипастыря. Божественную литургию и отпевание совершали епископ Свердловский и Ирбитский Донат (Щеголев) и архиепископ Ижевский и Удмуртский Ювеналий (Килин). К тому времени в Пермь прибыли многочисленные почитатели владыки из Екатеринбурга. Владыка Товия был погребен за алтарем кафедрального собора.

Вечная память!