По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения
14 ноября 13:15
Из истории Екатеринбургской епархии: 140 лет со дня рождения владыки Корнилия (Соболева)

В год 135-летия Екатеринбургской епархии продолжаем публикацию материалов об ее истории и людях.

Сегодня, 14 ноября 2020 года, исполняется 140 лет со дня рождения архиепископа Свердловского и Ирбитского Корнилия (Соболева).

Пресвященный Корнилий возглавлял Екатеринбургскую епархию с августа 1926 года по апрель 1933 года (по факту – с августа по сентябрь 1926 года, так как был заточен в концлагерь)

Архиепископ Корнилий, в миру Гавриил Гаврилович Соболев, родился в 1880 году в городе Выборге в семье священника. Он обучался в Санкт-Петербургской духовной семинарии, а затем — в академии, где принял постриг в монашество и был рукоположен во иеромонаха.

После окончания академии отец Корнилий около трех лет трудился в Урмийской миссии в Персии, затем преподавал в различных духовных учебных заведениях Санкт-Петербурга, после чего в течение шести лет являлся ректором Тульской духовной семинарии.

30 сентября 1917 года состоялась его хиротония во епископа Каширского, викария Тульской епархии. 22 января 1920 года Преосвященный Корнилий стал епископом Новосильским, также викарием Тульской епархии, а в декабре того же года он был назначен епископом Вязниковским и Яропольским, викарием Владимирской епархии. В тот период он был в первый раз арестован и приговорен к высылке, откуда смог возвратиться в Вязники лишь в январе 1922 года.

Во время потрясшего Церковь обновленческого раскола епископ Корнилий (Соболев) оставался верен Святейшему Патриарху Тихону, хотя к июлю 1922 года к обновленчеству примкнуло большинство епархиальных архиереев. Владыка Корнилий был резким противником «Живой церкви» и, имея большой авторитет, вел духовенство и верующих за собой. В то время как в стране обновленцами было захвачено большинство храмов, в Вязниковском викариатстве лишь два священника отошли в раскол.

В то смутное время владыка постоянно служил и много проповедовал. Проповеди его отличались, с одной стороны, достаточно простой, доступной для понимания формой изложения, с другой — глубиной мыслей и стремлением как можно более полно раскрыть смысл евангельского и святоотеческого учения, сделать его понятным и близким каждому.

29 ноября 1922 года было принято постановление о новом аресте Преосвященного Корнилия. Его заключили во Владимирский исправдом, где в то время уже содержался епископ Ковровский Афанасий (Сахаров) — один из основных авторов службы всем русским святым, прославленный ныне в Соборе новомучеников и исповедников Церкви Русской. Впоследствии владыка Афанасий писал, что именно во Владимире среди единомысленных с ним архипастырей, в числе которых был и епископ Корнилий, обсуждалось создание иконы всех русских святых. Здесь же «было положено начало нового пересмотра, исправления и дополнения службы [всем русским святым], напечатанной в 1918 г[оду]...». После этого заключения епископы Корнилий и Афанасий поддерживали постоянную переписку, которая оборвалась лишь со смертью владыки Корнилия.

В декабре 1922 года состоялся единственный допрос епископа Корнилия. «На обновленческое движение в Церкви я смотрел отрицательно, так как оно не канонично и неправославно», — однозначно сказал владыка. 30 марта 1923 года он был приговорен к высылке на три года в Нарымский край.

После освобождения владыка был возведен в сан архиепископа и назначен в июне 1926 года на Свердловскую кафедру.

К сожалению, точно неизвестно, проживал ли архиепископ Корнилий в Свердловске и сколько времени, однако в клировой ведомости городской Крестовоздвиженской церкви его адресом значится дом протоиерея Сергия Конева, который в то время являлся настоятелем этого храма, благочинным городских церквей и председателем епархиального совета староцерковников, как называли тогда людей, оставшихся верными Святейшему Патриарху Тихону. После учинения архиепископом Свердловским Григорием (Яцковским) раскола протоиерей Сергий Конев отказался вступить с ним в молитвенно-каноническое общение. И после того, как большинство храмов Свердловска и пригородов отошли к обновленческому или григорианскому расколам, Крестовоздвиженская церковь стала кафедральным храмом архипастырей, остававшихся верными Патриаршей Церкви. В ней постоянно служило более 10 священников, перешедших сюда из других храмов города, отчего в народе эту церковь стали называть «собором двенадцати апостолов».

Несмотря на неоднократные попытки григорьевцев захватить и этот храм, верующие, вдохновляемые отцом Сергием, мужественно противостояли натиску, отказываясь от всякого канонического общения с раскольниками. В обновленческих «Уральских церковных ведомостях» об этом храме, хотя и несколько иронично, но вполне справедливо писали: «Есть у нас в Свердловске „Крестовоздвиженский собор“… <…>. Этот собор считается у нас оплотом истинного староцерковничества, своего рода колыбелью уральского „староправославия“. Пользуется он еще репутацией убежища для всех батюшек, ультра ревнителей канонической законности».

Кроме Крестовоздвиженского храма, в состав Свердловского благочиния Патриаршей Церкви входил еще Успенский собор на ВИЗе, а также несколько пригородных церквей: Свято-Троицкая Шарташская, Параскевиевская Балтымская, Спасская в поселке Елизавет и Казанская в Нижне-Исетске .

19 июня 1926 года от церковно-приходского совета Крестовоздвиженской церкви было подано заявление с ходатайством о регистрации архиепископа Корнилия в качестве правящего архиерея Свердловской епархии, кроме того, он дважды значится в списках священнослужителей храма за тот год.

Однако недолго архипастырь пробыл на свободе и в этот раз: уже 16 июля того же года, будучи по делам во Владимире, он вновь подвергся аресту и был отправлен в Москву, однако вскоре был отпущен на свободу под подписку о невыезде. Во время вынужденного проживания его в столице к нему за указаниями ездили члены церковного совета Крестовоздвиженского храма. Они ходатайствовали об его освобождении, собирали ему передачи.

В декабре 1926 года имя владыки Корнилия было указано первым в списке кандидатов в Заместители Патриаршего Местоблюстителя, составленном митрополитом Иосифом (Петровых) на случай невозможности ему и обоим его предшественникам исполнять эти обязанности. Однако вступить в исполнение этой высокой должности архиепископ Корнилий также не смог: он был арестован в Москве 17 декабря 1926 года по делу о тайном избрании патриарха.

Хотя фактически владыка Корнилий имел возможность пребывать в Свердловской епархии только с июня по 16 июля 1926 года, официально он оставался правящим архиереем Свердловской епархии вплоть до назначения в марте 1927 года временно управляющим Свердловской кафедрой священномученика Аркадия (Ершова). Свердловская кафедра стала последним местом служения владыки Корнилия, скончался он с титулом именно архиепископа Свердловского и Ирбитского.

В апреле 1927 года архиепископа Корнилия приговорили к заключению на три года в концлагере и направили на Соловки вместе с проходившими по тому же делу епископами Афанасием (Сахаровым) и Григорием (Козловым). Через ленинградскую пересыльную тюрьму они прибыли на Попов Остров, где был расположен «Кемский пересыльно-распределительный пункт», откуда архиепископа Корнилия вместе с епископом Афанасием отправили в командировку Разноволока (командировкой на Соловках назывался отдельный небольшой лагерь с временными бараками, где имелась своя охрана, свое хозяйство).

Известно, что в августе 1928 года владыка Корнилий пребывал в командировке на берегу Чупинской губы Белого моря, где находился на общих работах. «Труд и поведение — удовлетворительные», — говорилось в его характеристике, хотя ему, страдавшему грыжей, скорее всего, было особенно трудно выполнять тяжелые работы.

Когда срок наказания архиерея подходил к концу, он был приговорен к высылке в Сибирь сроком еще на три года. Этапом его отправили в село Тымск Каргасокского района Нарымского округа Западно-Сибирского края.

По воспоминаниям современников, владыка Корнилий был очень прост, доступен для всех, всем стремился помочь и словом, и делом. Таким оставался он и в ссылке. Епископ Рыбинский Иоанн называл его советником благим, руководителем и неусыпным молитвенником, а один из священников писал, что беседы его бывали задушевны и наставления — очень полезны. Однако шли к нему не только за духовными советами, за поддержкой в скорбях и искушениях, но и за помощью материальной. Владыка был очень милостивым: сам не имея почти ничего, он стремился помогать, чем и как мог, отчего некоторые даже стали думать, будто он богат. Это-то, в конце концов, и явилось причиной его гибели.

Вечером 28 марта 1933 года к нему постучался некий ссыльный татарин и, как уже неоднократно бывало, попросил милостыни. Владыка отошел, чтобы набрать для него картошки. Когда он наклонился, бандит нанес ему восемь ран по голове и лицу, отчего архиерей сразу упал, потеряв сознание. Как потом выяснилось, у него был двойной перелом костей черепа. Решив, что владыка уже мертв, грабитель обшарил его карманы, захватил чемодан с вещами и скрылся.

Однако уже утром преступник был схвачен с вещами архиепископа. Владыка отказывался рассказывать что-либо о случившемся и лишь после того, как бандит был явно уличен в преступлении, кое-что всё же сказал следователю.

Во всё время болезни архипастырь ни разу не жаловался на боль. «До чего он был человек крепкий, терпеливый!» — отмечал в своем письме очевидец. Архиерея часто посещал духовник, с которым они много беседовали.

В Вербное воскресение и в первые четыре дня Страстной седмицы архипастырь сам совершал богослужения на дому. «Можно предполагать, какие страдания [он] переносил, — отмечал епископ Иоанн, — бодрился и говорил, что, де, он боли не ощущает, а у самого голова была залита кровью» . Владыка собирался служить сам и на Пасху, однако в Великий Пяток внезапно наступило резкое ухудшение: температура сильно повысилась, к вечеру он лишился дара речи и потерял сознание.

Скончался Преосвященный Корнилий в самый день Пасхи — 16 апреля 1933 года. «Причиной смерти [его] было мученичество, — писал епископ Иоанн. — На всю жизнь останется памятн[ой] мученическая кончина владыки, его твердость и терпеливое перенесение страданий. Все, не только духовные, но и граждане, удивляются великой духовной мощности и силе духовной владыки. Память ему вечная и да упокоит душу его Господь в селении праведных».

Царствие Небесное!

Использованные материалы:

Уральские архипастыри в годы гонений…// sestry.ru. URL: http://www.sestry.ru/church/content/masterskie/archives/events/30/html_id-full (дата обращения: 13.11.2020).

 

Смотрите также:

Из истории Екатеринбургской епархии: памяти владыки Макария

Из истории Екатеринбургской епархии: памяти владыки Варсонофия

Из истории Екатеринбургской епархии: памяти владыки Мелхиседека

Из истории Екатеринбургской епархии: 125 лет со дня рождения владыки Флавиана

Из истории Екатеринбургской епархии: памяти владыки Климента