По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения
12 мая 17:05
«Главным преступлением против Бога являются грехи против ближних»: иерей Константин Корепанов о трех шагах подготовки к причастию

В своей лекции-проповеди, произнесенной на одной из встреч с верующими в Храме на Крови, иерей Константин Корепанов, клирик Свято-Троицкого кафедрального собора Екатеринбурга, рассказал о трех шагах подготовки к причастию: исповеди, покаянию и решимости носить тяготы друг друга.

Священник начал свою лекцию как ответ на поступивший вопрос:

- «Здравствуйте, отец Константин! Смотрю и слушаю вашу лекцию. Понимаю, что я вообще неправильно воспринимаю православие: потребительское отношение и больше ничего. Вы перевернули мое понимание христианства с ног на голову. Точнее с головы поставили на ноги. Много лет я хожу в храм. Сейчас мне 38 и я понял, что ничего не знаю, и так дальше не может продолжаться. Хочу понимать, что делаю. Я хочу знать Бога, хочу любить. Научите меня, как подготовиться к причастию. Хочу причаститься, но чувствую, что как я причащался раньше – так больше нельзя. Надо уже начать трудиться»​.

Вот ответ на вопрос: как подготовиться к причастию, если человек вдруг решился отнестись к этому не формально, а серьезно. Я уже говорил, что люди перестали бороться с грехом, перестали бороться со страстями, перестали жить покаянием. Причастие для нас стало единственным выражением христианской жизни. Все наше христианство свелось к тому, чтобы просто сходить и причаститься. Больше мы ничего не делаем. Все остальное, если и делаем, то чисто формально. Самой жизни со Христом, знание Христа, знание Бога, переживание общения с Ним – оно ушло, и мы даже и не думаем… если раньше вопросы были о том, как это достичь, то сейчас вопросов никто никаких не задает. Мы вчера общались с Ейским владыкой, он пришел в конце 80-х годов, он описывает это, что в 90-е годы для людей, приходящих в Церковь, самым главным было – как с Богомжить? Поэтому все мы, и он тоже подтвердил это, читали книги святых отцов. Их не было. Их надо было достать. Их доставали. Это было самое важное, это было как хлеб жизни. Это было сокровище. Достать какую-нибудь книгу святого отца? Я помню первый раз, когда увидел томик Игнатия Брянчанинова в мягкой обложке, репринтное издание, газетная бумага – я своему отцу чуть в ноги не упал, говорю: «Папа, давай купим!». Он говорит: «Зачем?». Я: «Ты не представляешь, это очень важно!». Причем это чуть не из-под полы продавали. Но это казалось водой жизни. А сейчас людям это не интересно. Им не интересна жизнь святых отцов. Чудеса – интересны, а жизнь – не интересна. Они не хотят подражать жизни. Они не хотят читать писания святых отцов. Им не интересно это.

Владыка рассказал такую интересную вещь. Что он сделал в своей епархии? Вот так ходить к человеку и говорить: «Читай, давай, ну, что не читаешь? Читай, надо читать. Ну, очень важно это, читай»? Попробовал – не работает. Все-таки он владыка, у него есть власть. Он говорит: «Так, с сегодняшнего дня проводим такой проект: каждый священник готовит доклад по писанию какого-нибудь святого отца. Прочитывает все, что можно прочитать и рассказывает, делает доклад на 3-4 лекции по поводу этого святого отца. Ни пересказ жития, ни чудеса, а как отец жил, какие уроки он нам оставил, что он говорил о жизни». Это надо книгу прочитать, «переварить», потому что готовых ответов нет. Это не реферат написать. Это людям рассказывать надо, читать этот текст не будешь. То есть ты, по крайней мере, чтобы такой доклад сделать, ты должен все это переработать, через себя пропустить, прочитать несколько раз, чтобы приготовить. И, в конце концов, ты же не в воскресной школе это делаешь, а выступаешь перед своими собратьями священниками. Надо серьезный доклад сделать. Сначала все это тяжело было, трудно. А потом они активизировались; потому, что они стали читатькниги, они вдруг поняли, что книга полезная, я, наконец, стал понимать, что происходит. Проект доступен: на Youtube есть канал  с докладами священников «Ейская горница» - интересно и полезно.

В семье вполне можно такое организовать, если у вас много детей. Когда они входят в подростковый возраст. Одно дело, когда вы говорите: читай, читай, читай... Другое дело ставите задачу: у нас сегодня вечер и наш старший сын рассказывает об этой книге. И когда человек начинает интересоваться всем этим – идет все по-другому. Важно, чтобы мы сейчас эти книги читали. Чтобы мы не просто на автомате пришли, исповедовались, причастились и побежали дальше. Ну, газетку какую-то прочитали, ну журнальчик «Фому», «Спас», «Союз», еще что-то посмотрели. Но, это же не книга, излагающая опыт святого отца, в который надо вчитаться, вдуматься, врасти в эту книгу. Когда мы это делаем – понимаем, мы настоящую книгу святых отцов (не цитатники) прочитали – мы видели бы, что их отношение к жизни совсем иное, и они показывают, как они сами это делали. Это же опыт, а не академические штудии – это люди прожили жизнь и достигли чего-то. Важно понимать хотя бы эту простую вещь: Стяжание Святаго Духа есть цель и процесс христианской жизни. Без этого ничего не достичь, если не будет стяжания Святаго Духа – не будет и Царства Божиего. И причащение будет в осуждение, потому то Святая – святым. Если человек стяжает Святой Дух, он живет Им, борется за то, чтобы удержать себя в благодати Святаго Духа, удержать в себе эту благодать Святаго Духа, то у него эта работа увенчивается причащением, и оно никогда не будет в осуждение. Дело не в том, есть у меня грехи или нет (у кого их нет?). Все эти грехи причастие -соединение со Христом – испепеляет, мы с этим и приходим к причастию. Верую, Господи, исповедую, яко я первый из грешников. Ты пришел грешников спасти, я пришел к Тебе.Дело не в этом, а в том, чтобымы именно думали остяжании Святаго Духа, боролись за это стяжание. Если самым коротким словом изобразить суть христианского делания ни по-монашески, ни о том, что там написано пять томов «Добротолюбия», а простым понятным языком, то я бы сказал такую фразу: «Друг друга тяготы носите, и таким образом образом исполните закон Христов». Слова из Священного Писания, слова Святаго Духа – это закон Христов. Это основа всякого делания. 

Это главное – друг друга тяготы носите. В этом и наша вера, и наше смирение, и послушание Богу, потому что это заповедь. И смирение, потому что нужно смириться перед другим человеком, терпеть его тяготу. И вера наша, потому что, чтобы терпеть его  тяготу – надо поверить, что Бог именно этого от меня хочет. Стоит начать терпеть, носить тяготы друг друга – мы сразу увидим, что вера нам необходима, что смирение нам необходимо, что только так мы и сможем слушаться Бога. И это будет доступным всякому человеку школой любви.

Мы, конечно, не читаем аскетики духовной жизни, а если читаем, то зацикливаемся, замыкаемся на том, кто сколько ночей не спал, кто сколько раз в день трапезничал, кто какие молитвы читал, кто какие поклоны творил, кто что ел, как спал или наоборот не спал – мы вот на этом заостряемся. На самом деле это есть лишь условие для того, чтобы приобрести то главное, без чего христианства просто нет. Буддисты тоже себе во всем отказывают. Стоики и китайские монахи - во всем себе отказывали. Сама по себе отказ от всего ни к чему не приводит, если нет собственно христианской составляющей. И это наиглавнейшее – друг друга тяготы носите и таким образом исполните закон Христов. Это суть. Это главное.

Если кратко, то путь к причастию представляется следующим: первое – это исповедь, человек должен на исповедь принестине рассказ о своих душевных переживаниях, прийти не исповедь не как к психологу: вот, у меня такая проблема, помогите мне ее решить; причем чисто психологическая: сын меня не слушается или муж у меня пьет. Это трудно, это печально и к священнику надо за этим приходить, но исповедь для другого. На исповедь нужно принести грехи в отношении к своему ближнему. О них мало кто говорит. Говорит о том, что он что-то посмотрел, что-то не то прочитал, что-то не то поел или выпил или запил, от холодильника не отходит, ленится, спать любит или еще что-то там. Это обычные человеческие состояния нашей человеческой немощи человека, привыкшего жить в этом мире. Это строго говоря, и никакие и не грехи, а человек на них зацикливается. А надо понять, что главным преступлением против Бога являются грехи против ближних: дерзость, хамство, непослушание старшему (жены – мужу, мужа – начальнику, архиерею, Патриарху, президенту), осуждение, укорение, отказ от заботы о том человеке, о котором ты должен заботиться – это все и будет главным, что нужно принести на исповедь. А для этого надо пересмотреть свою жизнь за какой-то обозримый промежуток – неделю, месяц, полгода. Пересмотреть ее в этом ключе, в этом ракурсе. Исповедь именно в этих грехах принести Богу. Это первый шаг.

Второй шаг – это собственно покаяние. Оно отличается от исповеди. В исповеди мы раскаиваемся, исповедуем свои грехи, их надо осознать и мы исповедуем. Покаяние – это изменение всей своей жизни, переориентация жизни. Для того, чтобы покаяться, мы должны осознать, что то, в чем мы исповедались, и есть настоящие грехи. Что именно в этом мы не правы. Что именно в нашей жизни неправильно не то, что мы смотрим какие-то фильмы, любим поболтать или любим покушать. Это может быть плохо, может хорошо. Это просто не о том. Но любой грех против ближнего является в собственном смысле слова грехом, потому что он всегда попадает под нарушение какой-то заповеди. Надо понять и осознать, что мое отношение к ближним не правильно, категорически не верно. И понять, что иное отношениек ближнему не благопожелание священника или Писания, а есть непреложность Божественногозакона: нельзя жить иначе, невозможно, это - смерть. Это критерий для суда. Мы должны изменить отношение к ближнему – только тогда мы сможем жить со Христом. Это не совет, это приказ Бога – изменить отношение к ближнему. Начните о нем заботиться, служить, помогать, слушаться. Сдерживайтесь, что не укорять, не судить, не бросайте, не предавайте, никогда даже мысли о предательстве другого человека не помышляйте – это зло, это сатана, это мерзость, тьма, адская сила пытается захватить вас себе. Нельзя предавать, человека данного нам Богом. Нельзя от него отрекаться. Не важно – ребенок это, жена, муж или мама. Мы должны быть с ними, мы должны за ними заботиться, ухаживать и хранить им верность, потому что Бог доверил этих людей. Мы должны понять это и посвятить этому служению – несению тягот этих людей – посвятить этому всю жизнь.

Покаяние состоит в том, чтобы осознать, что только так можно жить, и что только этот образ жизни заповедан. Он – приказ Божий.

Третья ступень – это решимость носить тяготы друг друга, решимость носить эти тяготы как испытание, посылаемое мне Богом, как дело, которое я должен творить. Говорит апостол Павел: мы все сотворены во Христе Иисусе на добрые дела, которые Он предназначил нам исполнять. Мы должны осознать, что этот человек, брошенный на наши плечи, этот ребенок, эта жена, или этот муж, эта мама или сосед, или еще кто-то – он поставлен, его посадили на нашу шею, чтобы мы его несли. Пусть битый небитого, но мы должны понять, что несение его тяготы – есть дело, возложенное на нас Богом. Пока мы это не решили – у нас ничего не получится. Но мы решимся, если мы осознали, что вот только в этом смысл и суть христианского делания. И когда мы осознаем, что этот человек, посаженный к нам на шею, что он именно посажен Богом, а не случайные обстоятельства, тогда несение этого человека или этих людей и будет выражением веры и любви к Богу. Только так мы и будем каждый шаг своей жизни служить Ему. Мы не служим Ему. Мы служим себе. Мы молимся потому, что нам хочется, и не молимся потому, что нам не хочется. Мы идем в храм, потому, что нам хочется, и не идем, потому что нам не хочется. Мы делаем вербочки, вырезаем, ставим в уголочке, потому что нам приятно. Это все наша воля. А Божью волю исполняем только тогда, когда принимаем человека – неважно, кто это.

У людей сегодня много горя, неурядиц, тяжело людям жить. Например, пишут: внуков на нашу шею повесили. Не всегда это счастье – внукам нужны родители. Больно сознавать, что эти дети никому не нужны. Что родителям не до того. Бабушкам и дедушкам тяжело, возраст не тот, трудно это. Главное – больно, потому, что ты думаешь, что внуки – радость. Конечно, хорошо, когда ты понимаешь: семья-то у них нормальная, что когда твоя дочь (сын), которую (-ого) ты воспитала – хорошая мать (отец), и тебе дают понянчиться пару дней (часов), потому что они поехали отдохнуть или в магазин. Это в радость. Но когда ты понимаешь, что твои внуки твоим детям не нужны – это боль сердцу, горе материнское. Ребенку мать и отец нужны.

У нас в поселке соседи были, бабушка - святой человек, она воспитывает внуков. Она воспитала одну внучку до окончания школы, потом внука до окончания школы. Детям они были не нужны, и она воспитывала. И когда к ней пришли и сделали замечание, что она занимается внуками?.. Она, будучи директором аптеки, ушла с работы, чтобы заниматься внуками. Сейчас она воспитывает правнучку, потому, что ее внучка бросила ее. Это удивительная женщина: безропотно несет свой крест. Терпит, жалеет, ухаживает. Правнучка уже в первый класс пошла. Пока жива – буду нести, говорит она – сколько уж сил хватит. Мы не можем изменить людей. Мы не можем сделать счастливыми, кого бы хотели сделать счастливыми. Но если Бог на нашу шею посадил человека - его нужно нести, даже внука или внучку. Нести, стараясь таким образом, чтобы явить этому человеку любовь и заботу. Мы не сможем компенсировать материнскую любовь, но тем, что проводить с ребенком время, беседовать, рассказывать, читать, любить, обнимать, целовать – это мы можем. Будем делать это.

Когда мы понимаем, что это не просто несчастье нашей жизни, что Бог велел так. Уж почему, для чего – не понятно. Но, Он так велел – буду так терпеливо нести. И когда человек так осознает то, что ему поручено, тогда он начинает возрастать не только в любви к этому человеку, а возрастать в любви к Богу. И это возрастание будетдля него свидетельством того, что жизнь его проходит не напрасно. Чтобы решиться на это, то есть волю к этому иметь – эта воля, эта решимость приобретается в вере и молитве. Нужно поверить, что именно так нужно делать, что это не случайные обстоятельства, что вот именно это нужно делать, и помолиться. И молиться до тех пор, пока воля эта не окрепнет. То есть человек для того, чтобы эта решимость возникла, он должен постоянно молиться: Господи Иисусе Христе, помоги мне исполнить эту волю Твою. Помоги мне это осуществить. Помоги мне доходить за своим отцом, мамой, помоги мне вытерпеть этого мужа, помоги мне прожить всю жизнь с этой женой, помоги мне довести этих детей, внуков, дотерпеть эту соседку и еще. Но, помоги мне это сделать. Когда человек начинает об этом молиться, то у него обретается решимость. Но чтобы молиться так, он должен поверить, что именно об этом он и должен молиться, иначе это будет формальность. Чтобы обрести решимость, надо поверить, что несение немощи ближнего и есть то, что ждет от меня Бог, и именно этого ближнего должен нести, и тогда молитва о том, чтобы терпения и решимости на это хватило, поможет мне это осуществить.

И тогда – четвертое – идти и причащаться с мыслью и желанием именного этого, именно такого служения. Если человек с этой мыслю будет причащаться, думать о том, что - да, Господи, дай мне силу, любовь служить этому человеку, нести его немощи, осуществить Твой закон в отношении к этому человеку – тогда мы будем черпатьв причастии именно те сокровища, те благодатные силы, которые в нем заключаются.

Надо поверить, что несение немощи ближнего и есть то, что ждет от меня Бог… Если человек с этой мыслю будет причащаться, думать о том, что - да, Господи, дай мне силу, любовь служить этому человеку, нести его немощи, осуществить Твой закон в отношении к этому человеку – тогда мы будем черпатьв причастии именно те сокровища, те благодатные силы, которые в нем заключаются.

Действующие лица