По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения
14 января 16:34
О разобщенности в обществе и селфи у купелей: интервью митрополита Евгения «АиФ- Урал»

О воспитании детей и влиянии гаджетов, о необходимости интернета и уместности селфи в иордани, о человеческой разобщенности и о доверии Богу рассказал митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Евгений в интервью еженедельнику «Аргументы и факты - Урал».

Хлеб, а не камень

– Владыка, на днях вы поздравляли с Рождеством детей сотрудников Областного онкологического диспансера. Обратила внимание на открытость и непосредственность ребятишек. Куда это девается по мере нашего взросления?

– Думаю, правильнее говорить не о том, «куда девается» что-то хорошее, а о том, «откуда берётся» нехорошее, неправильное. Откуда мы с вами всё черпали? От учителей, одноклассников, от друзей во дворе, а главное – в семье, от родителей. Сегодня ребёнок, даже физически находясь в семье, от неё «отключён» – он в виртуальном мире гаджетов. И попытки родителей вернуть его в реальный социум семьи нередко провоцируют истерику. И в этом, далеко не всегда светлом виртуальном мире замечательные, искренние, добрые, открытые дети, про которых Христос сказал «таковых есть Царствие небесное», черпают ту кислоту, которая медленно, но верно их переплавляет.

– Получается, семья бессильна?

– Отчего же? Как-то сын моих друзей поехал по программе обмена учиться во Францию. Он учился во французской школе, общался со сверстниками и жил во французской семье, в которой было неукоснительное правило – WiFi включался лишь на один час в день, в течение которого ребёнок мог использовать интернет для учёбы или обмена информацией с друзьями. По истечении этого часа WiFi выключался, наступало время общения с семьёй. И дети, надо сказать, воспринимали это совершенно спокойно, как должное.

Я не сравниваю Францию и Россию, не говорю о том, как «у них в Европе», это всего лишь пример того, как оно может быть.

– То есть, по большому счёту, всё в наших руках?

– Да, есть определённые семейные традиции, и родители приобщают к ним своих детей, сохраняя с ними контакт.

Конечно, нельзя забывать о том, что в 90-е годы, когда всё шло наперекосяк, многие дети практически не имели нормальной семьи, они были предоставлены сами себе – родители боролись за выживание, и детям неоткуда было почерпнуть традиционные семейные ценности. Эти дети выросли, и сегодня они, к сожалению, не могут передать уже своим детям всю красоту семейных отношений, не могут подготовить почву, на которой бы выросла интересная, цельная, разносторонняя личность. Но тем не менее я убеждён и свидетель тому, что любовь побеждает всё. С каким бы детским опытом за плечами ни создавали люди семью, если в их сердцах есть любовь, они непременно передадут её детям. И дети между искренней, настоящей любовью в семье и разнообразием эмоций, которые можно получить в гаджетах, определённо выберут любовь.

– В своём Рождественском послании вы сказали: «Разве кто-то может быть счастлив, если никому не доверяет?» И ещё: «Доверие не должно становиться доверчивостью, граничащей с безрассудством». Где эта грань?

– Доверие заложено в человеческом естестве. Ребёнок берёт протянутую мамой руку и не спрашивает: «Куда ты меня ведёшь?» Он просто держится за пальчик и чувствует себя в безопасности. И такие же отношения мы стараемся выстраивать с Богом, мы стараемся найти эту руку, найти этот пальчик. Мы идём в храм, потому что здесь есть возможность ощутить эту прямую связь – ухватиться и с доверием идти. Он ведёт!

Но, к сожалению, есть много рук, которые протягиваются не для того, чтобы повести, а для того, чтобы увести. Я, к примеру, общался с людьми, которые стали бездомными, потому что доверились обещаниям «интересных», в том числе религиозных, перспектив. Цель же этих обещаний была одна – заполучить квартиру. Такого рода мошенников сегодня множество. Люди думают, что протягивают руку Богу, который поведёт, а их хватает рука мошенника, грабит и вышвиривает самым бессовестным образом.

Вопрос о грани между доверием и безрассудством – это вопрос нашего разума, нашего рассуждения о том, кому ты протягиваешь руку: тому, кто поведёт, или тому, кто уведёт? У тебя же есть воля, есть разум, так рассуди, подумай, проверь. Мне посчастливилось в юности протянуть руку к Богу, и вот уже больше тридцати лет я с радостью свидетельствую, что не буду обманут, не столкнусь с лукавством и подвохом, потому что это рука любящего Отца – Господа Бога, это рука Матери Церкви. И я стараюсь в приходах создать атмосферу, в которой бы не было равнодушия. Мы читаем в Евангелии: «Какой из вас отец, когда сын попросит у него хлеба, подаст ему камень? Или, когда попросит рыбы, подаст ему змею вместо рыбы?» И в Церкви люди не должны по какому-нибудь пастырскому нерадению получать ни камень, ни змею. Они должны получать добрый хлеб, они должны убеждаться что, придя в Церковь, пришли по правильному адресу.

Снять напряжение

– Популяризация науки сегодня дело обычное. А имеет ли право на существование популяризация религии, веры?

– Конечно. И в этом многие преуспели. Как-то я шёл по Екатеринбургу и видел яркий образец популяризации религии: стояли два десятка молодых людей в необычных одеждах, которые играли на аккордеоне, пели… Это были кришнаиты.

Безусловно, есть и популяризация православия. Если мы внимательно посмотрим вокруг, то увидим множество тому примеров. Скажем, сейчас те билборды, которые обычно рекламируют товары и услуги, поздравляют с Рождеством Христовым. Популяризация? Да. Сделанные добрыми людьми в социальных сетях мотиваторы – видеоролики, мотивирующие к правильной жизни, в соответствии с канонами православия, – популяризация? Да. В воскресных школах, в которых создан целый мир, дети получают некий жизненный стержень также через популяризацию.

Не буду говорить, что популяризация у нас идеально выстроена. Нам ещё есть над чем работать. И я сам в рамках деятельности Синодального отдела религиозного образования и катехизации поставил задачу, которая сейчас очень интересно реализуется. Мы создали популяризационно-просветительскую онлайн-платформу, насыщенную интереснейшим материалом и обращённую к каждой семье, к каждому учителю. Её презентация состоится в январе.

– То есть, возвращаясь к тому, с чего мы начали разговор, всё же без Сети жизнь сегодня не представить?

– Не представить. Но ведь мы, отпуская детей на улицу, не говорим: «Гуляй везде, где хочешь». Мы задаём направление – погуляй в парке, покатайся на горке на детской площадке и так далее, понимая условия, в которых будет находиться ребёнок. А чаще всего вообще идём с ним вместе. Вот и нашу платформу мы сейчас насыщаем такими материалами, которые будут интересны для всей семьи, для детей разных возрастов, для педагогов. И вектор воздействия этих материалов обязательно будет созидательным, он будет поддерживать традиционные ценности и формировать правильное сознание у ребёнка, у подростка, у любого человека – нашего современника. Это тоже популяризация.

И продолжая эту тему… Практически ежечасно я, как и любой житель Екатеринбурга, встречаю на улицах города машины скорой медицинской помощи, на которых написано: «Фонд святой Екатерины». Люди, возглавляющие этот фонд, могли бы вкладывать свои средства в роскошные яхты, многочисленные виллы за рубежом, словом, во всё то, благополучателями чего были бы они сами. Но они добровольно приняли решение оставить деньги в своём регионе и направить их на конкретные дела милосердия. Это популяризация православия? Безусловно. И об этом необходимо говорить, чтобы люди знали – есть пример, которому можно подражать. Конечно, далеко не каждому под силу купить даже одну машину скорой помощи, но мы же не машинами измеряем возможность делания добра. У каждого есть возможность, вдохновившись этим способом популяризации, сделать своё маленькое доброе дело. В отношении своей семьи, своих соседей, своих коллег или просто случайно встреченных людей. Это и будет популяризация добродетельной жизни.

– Испокон веков наш народ объединялся перед лицом какой-либо напасти. Почему сегодня мы наблюдаем очевидную разобщённость?

– Очень надеюсь, что это просто результат чьих-то ошибок, просчётов и что относительно принятия или неприятия антикоронавирусных мер все стороны сделают выводы, а люди, которые руководят общественной жизнью, проанализируют то, что происходит, и попытаются провести разъяснительную, просветительскую работу, чтобы снять напряжение.

Ко мне нередко приходят люди, придерживающиеся разных позиций, и каждый пытается «завербовать» меня в свои ряды. Я категорически против этого. Церковь – это не тот институт, не то сообщество, которое делит людей по какому-то признаку. Церковь объединяет людей вокруг Христа. И я очень надеюсь, что она сыграет свою положительную роль в консолидации общества, тем более в такие непростые времена. Сегодня нам как никогда нужна консолидация вокруг традиционных ценностей и их носителей.

Ответ не по форме

– Владыка, грядёт праздник Крещения Господня. Кто-то ринется в прорубь «смывать грехи», кто-то с бидонами наперевес направится за святой водой и, конечно, будет делать селфи – у купели, у храма… Но разве в этом суть праздника?

– Сначала про селфи. Много лет назад, когда я впервые в составе паломнической группы оказался на Святой Земле, я всё, что там происходило, всё, что я видел, фотографировал, фотографировал, фотографировал. Привёз множество замечательных снимков, показал их тем, кому было интересно, но… почувствовал какое-то внутреннее опустошение. А когда вновь оказался на Святой Земле, уже принципиально не доставал фотоаппарат, сосредоточившись на смысле тех мест, тех событий, которые там происходили. Это были совершенно иные ощущения! Вторая поездка была гораздо более яркой, запоминающейся и плодотворной. Желание запечатлеть и поделиться выхолащивает, обесценивает то настоящее, что происходит. Так и желание запечатлеть, например, окунание в ледяную купель обесценивает само событие. Это сомнительная популяризация. Поэтому не стоит думать о паблике.
А что касается настоящего… В Церкви всё очень просто, здесь действует Господь Бог своей благодатью, которая не запечатлевается на фото или видео. Эта благодать неизменно действует не на того человека, который прыгает в прорубь или протягивает бидончик, а на того, который обращается к Богу. Если это обращение есть, то оно наполняет силой, смыслом, жизнью любое деяние, будь то крещение или освящение, скажем, пасхальных куличей. Если человек обращается к Богу, он Его в какой-то степени «обязывает» ответить. И Господь может отвечать совершенно не по форме, не по стандарту, но этот ответ будет понятен. Попробуйте.

Разумеется, я не имею в виду загадывание желаний и требование от Бога, чтобы он их исполнил. Он не за тем пришёл, чтобы обеспечить нас гаджетами, автомобилями, жилплощадью с улучшенной планировкой и другими земными благами. Он пришёл дать нам себя. Если мы что-то от Него требуем, а сам Он нам не нужен – это в какой-то мере оскорбительно для Бога. Конечно, Он терпелив и не оскорбляется нашими наивными прошениями, но всё-таки… А вот если мы будем искать Его самого, если мы будем желать ощутить, что Он близко, ощутить любовь, которую Он принёс в этот мир, и будем желать обратить к Нему свою любовь, тогда явятся чудеса.

– Будет протянута та рука, о которой вы говорили?

– Да, тот родительский пальчик, который поведёт по жизни.

Рада Боженко

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 1-2. «АиФ-Урал» 12/01/2022