По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
3 июня 10:22
«Ситуация должна разрешиться в правде»: игумен Вениамин о возрождении собора святой Екатерины в интервью телеканалу «Царьград»

На телеканале «Царьград» опубликовано эксклюзивное интервью с секретарем Епархиального совета Екатеринбургской епархии и Архиерейского совета Екатеринбургской митрополии игуменом Вениамином (Райниковым).

По благословению митрополита Екатеринбургского и Верхотурского Кирилла отец Вениамин рассказал о том, какова в сложившейся непростой ситуации позиция Русской Православной Церкви и непосредственно Екатеринбургской митрополии? Каким образом можно снизить градус противостояния, не отступив от главной задачи — возрождения святыни?

«Царьград»Отец Вениамин, ситуация, очевидно, непростая. Но насколько соответствуют реальности победные реляции храмоборцев, убеждённых в том, что приостановка строительства Екатерининского собора является их «победой»?

Игумен Вениамин (Райников): Быть может, людям, протестовавшим против строительства собора, и казалось, что они с нами воюют, но мы-то с ними не воевали. Мы строили и строим храмы не для того, чтобы каким-то образом кому-то «насолить» или вызвать чьё-то негодование. Хотя и не скрываем, что уже давно мечтаем возродить Екатерининский собор. И открыты Божьему Промыслу относительно его формы и его места, поскольку в историческом месте и исторической форме его восстановить не получилось.

«Царьград»Здесь стоит пояснить для наших читателей, что изначально планировалось возродить храм на его историческом месте.

Отец Вениамин: Да, это было ещё в 2010 году, когда Екатеринбургская епархия вышла со своей инициативой возрождения Екатерининского собора. Подчеркну, мы высказали своё видение только единожды, когда заговорили о возрождении этого храма, первого храма, с которого начинался наш город в его историческом центре.

Но скажу откровенно, тогда мы испугались инспирированного извне протеста, хотя он и не был столь многолюдным, как нынешний. Просто до этого мы ни разу не сталкивались с такой протестной формой и ни в коем случае не рассчитывали на эту реакцию. Мы были уверены, что возрождение собора и восстановление исторической справедливости — это естественная мечта большинства горожан, людей верующих, православных. И потому даже не предполагали, что это могло кому-то не понравиться. Но, к сожалению, именно тогда, в 2010 году, началась эта традиция противостояния.

«Царьград»И тогда епархия решила во избежание конфликта поступиться идеей возрождения Екатерининского собора на историческом месте?

Отец Вениамин: Да, ради общего блага, мира и спокойствия мы эту тему перестали поднимать, отложив её на неопределённое время. Думая, что, может быть, ещё не все люди до конца осознали важность и ценность возрождения храма, и с ними стоит поработать. Это было фоновой мыслью нашей епархиальной деятельности на протяжении всех последних лет. Разумеется, у нас не было идеи куда-то переносить место строительства храма, это не наша идея, и возникла она как раз в период поиска компромиссов.

«Царьград»А каким был довод храмоборцев против первого, исторического, места?

Отец Вениамин: Там есть фонтан советского периода постройки. И первый протест проходил под лозунгом «Против храма за фонтан». Открыто «против храма». Потом, когда возник второй проект на месте, где храм вообще никому бы не помешал (в районе Мельковской стрелки Городского пруда на насыпном острове — прим. ред.), у противников возрождения храма появился новый лозунг: «За пруд». Причём в этот проект включалось благоустройство самого Городского пруда. Его намеревались полностью очистить, что было в интересах города.

«Царьград»А параллельно стали подтягиваться храмоборческие аргументы, что в центре Екатеринбурга и так хватает храмов, что если и возрождать Екатерининский собор, то где-нибудь на окраине. Насколько вообще состоятельны эти доводы?

Отец Вениамин: Для начала нужно сказать, что если сравнивать с другими регионами России, у нас очевидна недостаточность храмов по соотношению к количеству жителей. И, конечно, нехватка храмов значительнее не в центре города, а на его окраинах. Но что касается Екатерининского кафедрального собора, то это не очередной приходской храм, а главный храм Екатеринбургской митрополии, в которую входят пять епархий, и у нас достаточно много общеобластных богослужений.

И хотя наша область со, скажем прямо, неприличным названием, и мы максимально пытаемся уходить от его упоминаний, иногда приходится его использовать. Так вот, в Свердловской области (по населению занимающей 5-е место среди регионов России — прим. ред.) должен быть свой главный знаковый храм, который бы и своей красотой, и своим положением показывал значение духовной составляющей в жизни города и области. Оба дореволюционных кафедральных собора были снесены большевиками, нынешние же возведены как приходские храмы, а потому с этими задачами в должной мере не справляются.

«Царьград»Но вернёмся к противостоянию последнего месяца. Очевидно, для миллионов русских православных людей Екатеринбург имеет особое значение. И то, что в прошлом году на «Царские дни» в столице Урала собралось свыше 100 тысяч верующих, принявших участие в традиционном 21-километровом Крестном ходе от Храма на Крови к Ганиной Яме, — ярчайшее тому подтверждение. Как же так получилось, что не прошло и года, как Екатеринбург стал главным символом информационной войны против нашей Церкви?

Отец Вениамин: Ситуация, которая сложилась в нашем городе, заслуживает внимательного анализа с нескольких сторон, поскольку это соприкосновение многих сил, свершившееся в одной точке. Эта ситуация вызвана не только противостоянием против Церкви, как и не только протестами против власти.

Конечно, есть люди, которые в принципе протестуют против присутствия Бога и Православия в их жизни. И для них даже один храм — это уже очень много. Таких людей, как показывают опросы, совсем немного, но они есть и являются малочисленной, но пассионарной частью нашего общества. Они агрессивны, они зачастую доносят свои мысли в оскорбительной форме, а потому слышны. Но это не значит, что они доминируют.

Те же протестующие против строительства собора, с которыми ведётся диалог, которые способны разговаривать, в один голос утверждают, что их протест не против Церкви и даже не против строительства конкретного храма, но они не хотят гражданского противостояния, а потому предлагают его возведение в другом месте.

«Царьград»И всё-таки какая, на Ваш взгляд, ключевая ошибка была допущена в церковной информационной политике, в информационной политике светских властей и тех же самых православных предпринимателей, которые жертвуют на возрождение собора? Что упустили, не смогли объяснить людям в должной мере, в том числе относительно того, что благоустройство города не только не пострадает, но выиграет от строительства храма?

Отец Вениамин: Не буду отрицать того, что ошибки были. Действительно, можно было бы активнее провести разъяснительную работу. Но это однозначно не избавило бы нас от протеста. Да, может быть, в итоге какие-то люди на этот протест не вышли бы, если бы лучше ознакомились с презентацией проекта. Но это не значит, что самого протеста не было бы, потому что, опять-таки, остаются люди, которые против храма в принципе. И они вышли бы в любом случае.

«Царьград»А в чём причина произошедших в ночь на 14 мая физических столкновений? Можно ли было их избежать?

Отец Вениамин: Как говорится, знать бы, где упадёшь, соломки бы подстелил. Думаю, могли бы, если бы знали. Не уверен, что люди, которые инициировали этот протест, сами ожидали того, что произойдёт, и управляли этим процессом. Вполне возможно, что разбудив этого «джинна», управлять им они уже не могли. Более того, судя по всему, там появились дополнительные силы, которые подключились к этому процессу и повернули его в нужную им сторону. Приехали самые настоящие профессиональные революционеры с политическими требованиями.

Изначально большинство протестующих совершенно искренне «защищали сквер». Но пришли люди, которые моментально перетянули повестку на свою сторону. Они наглядно показали своё лицо и свои методы. Несложно посмотреть, что за методички, что за листовки были у них, откуда они происходили, в чьих это было интересах, и какая у них была информационная поддержка. Всё это можно и нужно анализировать, хотя не думаю, что это дело Церкви, это работа других людей, которые отвечают за безопасность нашего государства.

Но в итоге мы, к сожалению, оказались в ситуации, когда приходится пожинать горькие плоды этого противостояния, не держа эту ситуацию полностью под контролем. Потому что возникла она не от действий Церкви и действиями Церкви не может быть прекращена. Это комплексная проблема, здесь надо работать сообща.

«Царьград»Сейчас ситуация заморожена, храм не возводится. Ожидаются итоги юридически значимого детального опроса горожан. Но как вообще, с Вашей точки зрения, с точки зрения епархиального управления должна разрешиться ситуация?

Отец Вениамин: Ситуация должна разрешиться в правде. Ведь именно её сейчас не хватает. Потому что очень много было лжи. На сам этот проект, на Церковь, на людей, которые будут строить храм. И слишком много личной заинтересованности, которая, собственно, ни к Екатеринбургу, ни к его красоте, ни к его паркам и скверам не имеет никакого отношения.

Поэтому в данном случае мы бы хотели, чтобы у людей было время поразмышлять и отделить наносное от подлинных причин случившегося противостояния. А для этого необходимо время и необходимо успокоиться. Потому что под влиянием сильных эмоций люди не принимают верных решений.

Но в то же время мы прекрасно понимаем, что люди, которые вскочили на волну протеста и пытаются извлечь из него максимум пользы, не заинтересованы в спокойствии. Потому что спокойствие принесёт мир, а этот мир не принесёт им тех дивидендов, которые они пытаются из всего этого извлечь.

Со своей стороны мы пытаемся «замереть», но видим, что тема продолжает искусственно подогреваться. И люди, которые стали известны на волне этого протеста, не заинтересованы в потере этой известности. Они заинтересованы войти на этой волне в политику, бизнес или ещё куда-то. И они едва ли успокоятся.

«Царьград»Каков главный вывод, который сделала Екатеринбургская епархия из случившегося?

Отец Вениамин: Мы этот вывод знали до начала всех сегодняшних процессов, потому что наши святые отцы озвучили его много сотен лет назад, предупреждая, что всякому благому делу предшествует (или следует за ним) искушение. Мы прекрасно знаем, что добрые инициативы не могут нравиться врагу рода человеческого. И поэтому мы, конечно, готовы к тому, чтобы в молитве и смирении противостоять подобному отношению к нашему доброму делу. Повторюсь, мы приступаем к этому делу с молитвой, идём с открытым забралом, не скрывая, что хотим построить собор и от этой идеи отступать не намерены. Но хотим, чтобы это было дело всего города, всех людей, которые любят Бога и хотели бы что-то сделать в первую очередь не для себя, а в благодарность и святой великомученице Екатерине, и Господу Богу за Его милости к нашему городу и нашей области.