По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Кирилла
29 июля 12:24
29 июля - день памяти преподобномученика Ардалиона (Пономарева), прославленного в Соборе Екатеринбургских святых

29 июля Церковь чтит память преподобномученика Ардалиона (Пономарева), прославленного в Соборе Екатеринбургских святых

Архимандрит Ардалион, в миру Александр Ипполитович Пономарев, родился 22 июля 1877 года в селе Романово Верхотурского уезда, в семье священника. В июне 1899 года он окончил курс Пермской духовной семинарии по первому разряду со званием студента семинарии. Во время обучения в семинарии Александр Ипполитович вступил в брак, жену его звали Надежда Леонидовна. В их семье было четверо детей: Нина, Мария, Алексей и Григорий.

В сентябре 1899 года Александра рукоположили в сан священника, и указом Екатеринбургской духовной консистории он был определен к Николаевской церкви Быньговского завода Екатеринбургского уезда. Одновременно молодой священник стал законоучителем в земском начальном училище.

В Быньговском заводе отец Александр прослужил до 1900 года, был переведен в Сретенскую церковь Пышминского завода. Здесь он также преподавал Закон Божий. За ревностное служение отец Александр в 1903 году был награжден набедренником. Его способности к преподаванию были замечены священноначалием, и в 1905 году батюшку пригласили в Екатеринбург преподавать Закон Божий в Екатеринбургском духовном училище.

В Екатеринбурге произошла встреча семьи Пономаревых с известным всей России и всеми чтимым настоятелем Кронштадтского Андреевского собора отцом Иоанном Сергиевым. Эта памятное знакомство состоялось во время приезда Всероссийского пастыря на Урал в 1905 году. Отец Александр Пономарев был одним из тех, кому посчастливилось принимать отца Иоанна Кронштадтского у себя дома. Отец Иоанн благословил всех членов семьи, и это благословение они помнили всю жизнь.

В 1910 году священника назначили заведующим Екатеринбургской епархиальной школой псаломщиков. За прилежное служение на этом поприще в 1911 году отца Александра наградили фиолетовой скуфьей.

В 1912 году отцу Александру предложили занять должность уездного миссионера в городе Шадринске. Батюшка принял предложение и одновременно стал членом Шадринского отделения Екатеринбургского епархиального ученого совета.

Должность уездного миссионера была введена 2 марта 1911 года указом Синода. Назначенный на нее священнослужитель должен был руководить всей миссионерской деятельностью уезда, важнейшим направлением в которой являлась работа с раскольниками и сектантами. Екатеринбургская епархия имела сложный религиозный состав: кроме православных здесь жили старообрядцы, мусульмане и представители различных сект. Больше всего усилий пришлось приложить ему для противодействия распространению старообрядчества. Раскольники в эти годы вели активную деятельность, их позиции особенно укрепились благодаря Высочайшему указу «Об укреплении начал веротерпимости», вышедшему 17 апреля 1905 года и охарактеризованному православными миссионерами как «похоронный перезвон для господствующей Церкви».

За ревностные труды в должности Шадринского уездного миссионера отец Александр был награжден в 1914 году благословением Священного Синода с выдачей грамоты. В 1915 году его назначили законоучителем Шадринской учительской семинарии. В 1917-м году отец Александр был назначен директором Шадринской учительской семинарии.

Революция застала отца Александра в Шадринске, но вскоре, в 1918 году, он переехал в Ревдинский завод. Здесь он стал настоятелем Михаило-Архангельской церкви.

В 1920 году отец Александр по распоряжению Епархиального управления был переведен в Екатеринбург и назначен настоятелем Александро-Невской церкви. В этом же году батюшку наградили камилавкой. В 1922 году к отцу Александру обратились прихожане Успенской церкви при Верх-Исетском заводе (ВИЗ), расположенном в Екатеринбурге, с просьбой занять должность настоятеля их храма. На эту должность он и был перемещен епархиальным начальством. Служение свое батюшка проходил с усердием и духовной мудростью, что не могло остаться незамеченным священноначалием: в 1923 году отец Александр был возведен в сан протоиерея.

Тридцатые годы стали для отца Александра временем испытаний и скорбей. Уже в 1929 году стал рассматриваться вопрос о закрытии храмов в поселке ВИЗа. В селении находилось пять храмов, из которых четыре были староцерковническими и один — Никольский — обновленческим. Обновленческая церковь, по характеристике представителей политуправления, являлась «наиболее политически обезвреженной, активной религиозной работы не ве[ла], поэтому ставить ставку на ее закрытие из существующих пяти церквей [было] нецелесообразно». Власти решили закрыть Успенский собор, посчитав, что он может быть использован для культмассовых мероприятий, так как находится рядом с заводом.

После закрытия храма в 1932 году отец Александр переехал с матушкой и младшим сыном Григорием в город Невьянск, где служил в Вознесенской кладбищенской церкви. Матушка стала болеть. Отец Александр и сын Григорий молились о ее здравии, но внутренне готовились проститься с матушкой… Душа ее мирно отошла ко Господу. Похоронили матушку Надежду за алтарем Вознесенской церкви.

После смерти жены в 1933 году протоиерей Александр принял монашеский постриг с именем Ардалион. Еще строже стала теперь его жизнь.

Некоторое время после пострига отец Ардалион служил благочинным Невьянского церковного округа.

В 1934 году митрополит Московский и Коломенский Сергий (Страгородский) наградил иеромонаха Ардалиона саном игумена — «за усердное служение Церкви Божией». Возведен в сан он был 19 декабря 1934 года в Кафедральном соборе Свердловска архиепископом Макарием (Звездовым). В конце этого же года игумен Ардалион стал настоятелем Миасской Свято-Троицкой церкви Челябинской епархии, однако вскоре Свято-Троицкий храм закрыли. Отец Ардалион возвратился к сыну в Невьянск.

В феврале 1936 года по приглашению приходского совета Вознесенской церкви поселка Каслинский завод Челябинской области архимандрит Ардалион стал настоятелем этой церкви. Одновременно приходской совет собирался ходатайствовать перед митрополитом Сергием (Страгородским) о возведении отца Ардалиона в сан епископа для управления Челябинской епархией. На основании указа митрополита Сергия от 28 марта 1934 года девяносто пять приходов из десяти благочиннических округов были переданы из Свердловской епархии в Челябинскую. В Верхнеуфалейский округ и был приглашен служить отец Ардалион.

23 февраля 1936 года отец Ардалион прибыл в Каслинский завод. На совещании в церковной сторожке он согласился стать епископом, если Богу будет угодно. Для утверждения в должности настоятеля отец Ардалион ездил в конце февраля 1936 года в Москву к митрополиту Сергию, которому и сообщил, что прихожане и клир Челябинской епархии желают иметь своего епископа. Митрополит согласился с тем, что в епархии должно быть самостоятельное управление для быстрого решения насущных проблем, и одобрил намерения прихожан. Игумен Ардалион был возведен в сан архимандрита.

С приездом отца Ардалиона в Каслинском заводе началось оживление религиозной жизни. Один из священников Вознесенской церкви позднее на допросах рассказывал, что настоятель призывал всех быть активнее в проповеди Слова Божия, защищать вероучение Православной Церкви. Вот его слова из допроса: «[Отец Ардалион] вливал [в] нас дух бодрости, бичевал за пассивность служителей культа, где закрывают церкви, требовал усиленно отстаивать религию».

5 декабря 1936 года на VIII чрезвычайном Всесоюзном съезде Советов была принята новая советская Конституция, и священнослужители стали надеяться на ослабление репрессий. В отличие от прежних, в этой Конституции впервые провозглашалось равноправие всех граждан, в том числе и «служителей культа». Когда отец Ардалион ознакомился с текстом Конституции, то, по словам очевидцев, сказал: «Эта новая Конституция ни нам, духовенству, ни религии ничего не дала. Предоставление гражданских прав будет только на бумаге. Сталин говорит одно, а делает другое: провозглашают отделение Церкви от государства, но реально проводят политику по уничтожению Церкви». Впоследствии на допросах отцу Ардалиону предъявили обвинение в дискредитации перед широкими массами новой сталинской Конституции.

В конце декабря 1936 года аресты духовенства начались в Каслинском районе. Были арестованы благочинный, отец Александр Можаев, и священник каслинской Вознесенской церкви отец Димитрий Соболев. В церковной сторожке собрался совет из двадцати человек, чтобы обсудить ситуацию. Отец Вениамин предложил отцу Ардалиону уехать из города, пообещав сообщать ему о происходящих событиях.

22 декабря 1936 года отец Ардалион уехал в Невьянск. 4 января 1937 года батюшку арестовали в Невьянске, а на следующий день доставили в Каслинский завод. Следствие длилось полгода. 13 июня 1937 года священнику был объявлен приговор — пять лет ИТЛ.

В 1939 году следователи, которые сфабриковали это дело, сами были арестованы. Двоих из них обвинили в преступных методах ведения следствия и приговорили в 1941 году к высшей мере наказания — расстрелу. Из их показаний выяснилось, что один из них «провокационным путем искусственно создал контрреволюционную повстанческую организацию в количестве ста двадцати четырех человек из церковников и духовенства под названием ОЖБСБ». В результате их действий из ста двадцати четырех человек, арестованных по этому делу, девяносто восемь были приговорены к расстрелу, а остальные — к лишению свободы на длительные сроки.

В 1959 году это дело снова пересматривалось по заявлению матушки священника Димитрия Соболева и все обвиняемые были признаны невиновными, приговор отменен. Однако мало кто из невинно осужденных дожил до этого времени…

После вынесения приговора и окончания следствия отец Ардалион сначала попал в пересыльный лагерь города Котласа Архангельской области, пользовавшийся среди заключенных дурной славой. В лагерном пункте, где находился отец Ардалион, было построено около двухсот бараков, вмещавших от ста восьмидесяти до двухсот пятидесяти человек каждый.

Из Котласа его отправили в Ухтинско-Печорский лагерь. Заключенные в этом лагере занимались разведкой и добычей нефти, газа, радия, угля и асфальтитов, лесозаготовками и другими тяжелыми работами. Летом 1937 года отца Ардалиона перевели в Воркутинский исправительно-трудовой лагерь, куда он прибыл 27 августа.

Проведя в невыносимых лагерных условиях одиннадцать месяцев, 29 июля 1938 года отец Ардалион умер от истощения в стационаре лагерного пункта «Адак». Похоронен он был на гражданском кладбище «Адак» в отдельной могиле. К правой ноге ему привязали табличку с указанием фамилии, имени, отчества и даты смерти, на могиле поставили столбик с такой же надписью.

Преподобномученик Ардалион (Пономарев) прославлен Юбилейным Архиерейским Собором 20 августа 2000 г., включен в списки Собора новомучеников и исповедников Церкви Русской постановлением Священного Синода от 6 октября 2008 года.