По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения
19 января 10:20
О добре, и зле, и купании в проруби: «Областная газета» опубликовала интервью митрополита Евгения

Накануне праздника Крещения Господня митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Евгений дал первое крупное интервью в своём новом статусе программе «Вести-Урал». «Областная газета» в партнёрстве с ГТРК «Урал» представляет наиболее интересные фрагменты этой беседы.

Среднеуральск и другие заботы

– Среднеуральский женский монастырь — это самая большая головная боль на сегодняшний день?

– В информационном поле создаётся впечатление, что самая большая. Но на самом деле это отнюдь не так. У нас очень много созидательных тем.

Конечно, Среднеуральский монастырь это та боль, та рана, которая сегодня ещё болит. Но мы общаемся с прихожанами монастыря и с сёстрами, которые живут в обители. Мы не воюем, мы вместе ищем ответ на вопрос, как дальше жить. Они — дети, которые лишились своего родителя, отца. Я ищу возможность спокойного, доброго общения, насколько это возможно, с каждым отшельником, прихожанами монастыря, чтобы вернуть жизнь обители в церковь.

– Но это долговременный процесс.

– Конечно, одномоментно это не может быть решено. Но, с другой стороны, есть свидетельства того, что с божьей помощью вопросы, которые кажутся абсолютно нерешаемыми, по мановению не волшебной палочки, но руки божьей, вдруг решаются. 

Патриарх Кирилл, когда давал наставление, как быть, когда я возвращался на уральскую землю, чётко сказал, что здесь надо действовать по-отечески, по-семейному. И я очень надеюсь, что это наставление Патриарха исполнится, мы будем утешены.

– Если сравнить службу митрополита с должностями вне церкви: митрополит — это управленец, креативный директор или менеджер?

– Луч солнца, светящего на землю, – это просто свет, но если взять призму и разложить этот свет на компоненты, мы увидим, появляется такая радуга, цвета начинают переливаться. Вот красный, вот зелёный, вот синий, вот жёлтый… Какой угодно. И то, что вы сейчас перечислили – это различные части спектра, того служения, которое несёт митрополит. Есть семья, в семье есть дети, родители, бабушки и дедушки. И есть глава семьи. Он — всё. И антикризисный менеджер, он и судья в какие-то моменты, он и адвокат, и жилетка, в которую хочется поплакаться…

– … иногда и наказывает?

– Да, иногда он тот, кто должен наказать, научить. И я затрудняюсь отделить одно от другого, потому что даже в течение одного часа, общаясь с людьми, выполняя свои обязанности, приходится выполнять и первое, и второе, и третье, и четвёртое. Я бы всё соединил воедино. Священника как называют? Батюшка, отец. Это такое отеческое служение, которое всё в себе сочетает.

О проруби и вере

– Сейчас в вашей жизни больше добра или зла?

– Я зла сейчас вообще не наблюдаю. Может быть, оно где-то прячется по углам. Однозначно – добра больше. Вокруг одно добро. Это не метафора. Это реалии, в которых мы находимся. Даже вы сегодня здесь как некое воплощение добра, доброжелательности.

– Мы пережили очень трудный год. Многие потеряли своих близких, у многих возникли другие проблемы. Почему в трудные времена люди вдруг вспоминают о вере?

– Человек — это не отрезок между двумя точками: началом жизни и её окончанием. Человек — это вектор. Есть точка – начало жизни, а дальше — вектор, стрелочка, устремлённая в вечность. Это надежда. Каждый человек по природе ощущает, знает, верит, что он не умрёт, он не исчезнет, он имеет надежду на будущее. Эти надежды имеют разные формы. Поэтому есть различные конфессии, различные вероисповедания. Но в генотип человека эта вечность вложена Создателем. Поэтому мы живём надеждой. Поэтому, когда наступают трудные дни, трудные ситуации, трагические события, в нас всё равно сохраняется надежда. Да, сейчас тяжело, но так не может быть всегда. Мы имеем надежду, что будет лучше. И будет лучше.

– А в вашей жизни были годы без веры, без Бога?

– Без Бога вообще жизни нет. Каждый человек, который живёт, пусть он этого не осознает, но всё равно он Божье творение. Я жил в замечательной счастливой среде, но когда обрёл веру, то жизнь стала ещё ярче, краше и по сей день нисколько не потускнела.

– Что надлежит делать в праздник Крещения христианам?

– В праздник Крещения, Богоявления надо вспомнить о Том, Кто явился в этот день. Надо о Нём подумать, надо с Ним поговорить – кто как умеет. Надо послушать, что Он нам, людям, сказал и соотнести – а моя жизнь соответствует этому или нет? Это главное, что нужно сделать.

– А в проруби-то надо купаться?

– На Преображение яблоки надо освящать, на Крещение – воду. Но этим не ограничиваются наши отношения с Богом. Между людьми и Богом отношения не ограничиваются погружением в воду. Нужно помнить, что каждый из нас живой человек, Бог – тоже живой. Он нуждается в общении с нами. Мы нуждаемся в общении с Ним. Я бы призвал всех в этот день вспомнить – «А есть такой храм, где я бывал и мне там было хорошо?» И попытаться либо в сам день Крещения, во многих храмах, кстати, ночные службы будут совершаться в этот день, либо в какой-то предшествующий или последующий день, когда будет возможность, прийти, постоять, подумать, поговорить с Богом.

День монаха

– Из чего состоит день митрополита?

– Есть древний устав, который предполагает, что монах, а архиерей, митрополит — это монах, должен делить свой день на четыре части, одинаковые по времени. Шесть часов он должен находиться за богослужением в храме, шесть часов трудиться.

– … имеется в виду физический труд?

– Мы не всегда физически трудимся, но это входит в регламент труда. Шесть часов должен проводить в домашних молитвах, чтении. И остаётся лишь шесть часов, чтобы поспать.

Вопросы задавала журналист программы Вероника Новосёлова