По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения
27 января 15:25
27 января - день рождения Анны Демидовой, верной подданной Царской семьи

27 января - день рождения Анны Демидовой, верной подданной Царской семьи. Анна Степановна — камер-юнгфера, горничная царицы Александры, удостоенная дворянства. Расстреляна вместе с Царской семьей в Екатеринбурге в июле 1918 года.

Анна Демидова родилась в 1878 году в Череповце в мещанской семье. В горничные ее выбрала себе сама императрица. Когда девушка училась в Санкт-Петербурге, плоды ее рукоделия занимали первые места на ученических художественных выставках. На одной из них талант девушки оценила и Александра Федоровна. Ко всему прочему, Анна прекрасно играла на фортепиано, знала несколько иностранных языков и была эрудирована. Императрица предложила ей место камер-юнгферы — комнатной девушки. И Нюта, как ласково называли ее в Царской семье, служила Романовым до самого конца.

В обязанности комнатной девушки входил уход за гардеробом императрицы, а это несколько десятков дубовых и ясеневых шкафов с нарядами и аксессуарами. В распоряжении Анны были даже электроутюги — одно из технических чудес того времени. Но главной ее задачей было обучение Царских дочерей вышиванию, вязанию и прочему рукоделию.

Своей семьи Анна иметь не могла — комнатные девушки, по правилам, должны были оставаться незамужними. Ее заменила императорская семья. Нюта была очень привязана ко всем Царским детям, но особые, материнские чувства испытывала к младшей, княжне Анастасии, — и та отвечала ей взаимностью. Сохранилась даже открытка с изображением Божией Матери, которую Анастасия отправила ей из Парижа в 1906 году: «Дорогая Нюта! Поздравляю тебя с праздниками и желаю провести их по возможности с веселием. Хотя пишу немного поздно, но лучше поздно, чем никогда».

За долголетнюю беспорочную службу Анне Демидовой было пожаловано потомственное дворянство.

В 1917 году она в числе других верных слуг отправилась с Царской семьей в Тобольск, а затем в Екатеринбург. В это время камер-юнгфера начинает вести дневник:

«Четверг, 3-го августа. Хорошо спала в первый раз после долгого времени. Последние две недели, когда узнала, что нас намереваются “куда-то” отправить, жила нервно, мало спала, волновалась неизвестностью, куда нас отправят. Это было тяжелое время. Только уже дорогой мы узнали, что мы “на дальний север держим путь”, и как подумаешь только — “Тобольск”, сжимается сердце. Сегодня на одной из остановок (конечно, мы не выходили) кто-то на станции спросил нашего вагонного проводника: “Кто едет?” Проводник серьезно ответил: “Американская миссия”, так как на поезде надпись — “Американская миссия Красного Креста”. “А отчего же никто не показывается и не выходит из вагонов?” “А потому что все очень больны и еле живы”».

Анне горько было видеть, что ждало их на месте ссылки. «О, ужас! Дом почти пустой, без стульев, столов, умывальников, без кровати и т. д. Зимние рамы не выставлены с лета и грязны, всюду мусор, стены грязны. Словом, дом совсем не был подготовлен. Теперь идет чистка… Ситцу спросили, — говорят, нигде нет. Даже чернил нельзя достать».

В Екатеринбурге Нюта помогала государыне отправлять письма ее постоянным корреспондентам и обучала княжон рукоделию, которое сводилось к штопке и починке постельного белья.

В роковую ночь Анну Степановну разбудил доктор Боткин и сказал ей об угрозе нападения на дом. Она в свою очередь разбудила княжон, а те — Николая Александровича Александру Феодоровну. Несмотря на предупреждение Юровского не брать с собой никаких вещей, узники все же прихватили разные мелочи — на случай возможной дороги. Анна Демидова несла две большие подушки. Одну она подложила под спину больного цесаревича, которого усадили на стул. А вторая подушка осталась у нее в руках.

Воспоминания участника расстрела М. А. Медведева: «Редеет пелена дыма и пыли. Яков Михайлович предлагает мне с Ермаковым, как представителям ВЧК и Красной армии, засвидетельствовать смерть каждого члена царской семьи. Вдруг из правого угла комнаты, где зашевелилась подушка, женский, радостный крик:

— Слава Богу! Меня Бог спас!

Шатаясь, поднимается уцелевшая горничная: она прикрывалась подушками, в пуху которых увязли пули. У латышей уже расстреляны все патроны, тогда двое с винтовками подходят к ней через лежащие тела и штыками прикалывают горничную».

Другой участник убийства, А. Г. Кабанов, описывает гибель Анны Степановны с еще более тяжелыми подробностями: «Фрейлина лежала на полу еще живая. Когда я вбежал в помещение казни, я крикнул, чтобы немедленно прекратили стрельбу, а живых докончили штыками. <…> Один из товарищей в грудь фрейлины стал вонзать штык американской винтовки “Винчестер”, штык вроде кинжала, но тупой и грудь не пронзил, а фрейлина ухватилась обеими руками за штык и стала кричать…»

По другим свидетельствам, Анна Демидова «все бегала и защищалась подушками», «металась вдоль левой стены» — именно поэтому следы пуль видны в разных местах этой стены и даже в косяке входной двери. По материалам следственного производства, на теле Анны оказалось 32 раны.

О верности Царских слуг и об особом отношении к ним Церкви рассказал в 2016 году будущий митрополит Екатеринбургский и Верхотурский Евгений, а на тот момент первый помощник правящего архиерея Екатеринбургской епархии архимандрит Евгений (Кульберг) в интервью изданию «Интерфакс»:

- Особое отношение - к Евгению Сергеевичу Боткину и к трем Царским слугам, которые пострадали вместе с Царской семьей, поскольку их кровь пролилась в том же подвале Ипатьевского дома, их тела вместе с телами членов Царской семьи были растерзаны на Ганиной Яме. И это отношение запечатлено в интерьере Храма на Крови, построенного на месте дома Ипатьева. В южной апсиде этого храма помещены памятные доски с именами императора, царицы и их детей, а на противоположной, северной апсиде - памятные доски с именами верных слуг. Это не случайное совпадение.

Хотя Царская семья прославлена в лике святых, а трое верных Царских слуг пока еще не прославлены, эта готовность засвидетельствовать их подвиг - человеческий, христианский - выражена и в том, что их имена вписаны в интерьеры храма. Только с одной стороны совершаются молебны Царсственным страстотерпцам, а с другой - панихиды. Это общепринятая практика, когда до официального признания людей святыми совершаются именно молитвы об упокоении людей. Надеемся, что в скором времени имена царских слуг Алексия, Иоанна и Анны будут поминаться не на панихиде с просьбой их упокоить со святыми, а в иных молитвенных воздыханиях, - отметил будущий владыка Евгений.

Он также отметил, что сегодня собрано достаточно много материалов об их жизни и кончине, которые свидетельствуют не только о «высочайшем качестве жизни этих людей как граждан, но и о том, что они жили доброй, праведной христианской жизнью»​. 

Узнайте больше о святой Царской семье на страницах на портала: Царская-семья.рф, а также в Музее святой Царской семьи при Культурно-просветительском центре «Царский» и в Экспозиционно-выставочном центре монастыря Царственных страстотерпцев в урочище Ганина Яма.