По благословению
митрополита Екатеринбургского
и Верхотурского Евгения
28 сентября 17:58
Пожары, штурм бани и реставрация: «Областная газета» рассказала, что пережил за 400 лет Верхотурский женский монастырь

Верхотурскому Свято-Покровскому женскому монастырю, старейшей женской обители Урала и Сибири, исполнилось 400 лет. За эти годы его несколько раз перестраивали, закрывали и восстанавливали силами и молитвами самоотверженных монахинь, которые и сейчас продолжают бороться за полное возрождение своей обители. Журналисты «Облгазеты» побывали в стенах монастыря и узнали, как его насельницы жили здесь столетия назад и что происходит за стенами обители сегодня.

Место исцеления души

В Свято-Покровском женском монастыре тихо и спокойно – благостно, как говорят многие посетители обители. Вокруг белокаменной церкви святого Иоанна Предтечи с ярко-голубыми куполами устроен шикарный цветущий сад, рядом – монашеские кельи. За четыре столетия молитв и службы Богу это место обрело свой особый дух святости, к которому тянутся тысячи людей.

– Со всех континентов едут на святую Верхотурскую землю, и всем у нас нравится, все говорят, как здесь радостно молиться, – рассказывает монахиня Силуана, насельница монастыря. – К мощам блаженного Космы Верхотурского приезжают те, у кого болят ноги, позвоночник, с неходячими или детьми с ДЦП. Многие приходят к чудотворной иконе Богородицы «Умиление», которая помогает тем, кто просит и верит. Самые горькие слёзы мы видим, если люди столкнулись с онкологией. Страх, ужас, отчаяние нападает на человека, когда он узнаёт свой диагноз. Но через какое-то время к нам приезжают с вестью: операция прошла удачно, хорошие анализы, сняли с учёта.

В монастыре практически всегда есть паломники. Они могут ходить на службы, помогать по хозяйству, гулять в окрестностях обители. Например, Татьяна Факеева приехала в Верхотурский женский монастырь с семилетней дочерью Дашей из Копейска.

– Впервые побывала в этом монастыре вместе с мамой в 90-х годах, – говорит Татьяна. – Тогда я была маленькой, конечно, ничего не запомнила. Но сейчас вернулась сюда осознанно уже со своим ребёнком. Приехала для исцеления души. Атмосфера здесь очень тёплая, легко находиться в таком месте.

В обитель привела журналистика

Сначала кажется, что в обители всё осталось таким, как было на протяжении веков. Монастырь живёт своим хозяйством: коровы, козы, огород, теплицы, угодья для заготовки сена. Но стоит только обойти Покровскую церковь и увидеть неожиданную картину: за сетчатым забором обитает девять альпака. Этих южноамериканских животных монастырю передали три года назад, и теперь насельницы осваивают работу с шерстью.

Также в монастыре действует сыроварня, где готовят французские и итальянские твёрдые сыры. Их делают из собственного молока и продают прихожанам.

– Всего в обители живут 32 монахини, самой молодой из них – около 30 лет, а самой почтенной – около 90 лет, – говорит монахиня Евникия, благочинная монастыря. – Среди сестёр у нас есть и экономисты, и юристы, и стоматологи, и кругосветчицы. Но в монастыре не принято рассказывать о своей прошлой жизни. Даже в кельях сестёр вы ничего не найдёте, напоминающее о том, что было до монашества.

Сама монахиня Евникия работала телевизионным журналистом в Краснодаре. Принять иноческий постриг ей захотелось 15 лет назад после работы над серией репортажей о восстановлении храма Александра Невского.

– Монашество всегда было чем-то загадочным и притягательным для меня, – рассказывает монахиня Евникия. – После бурной журналистской жизни хотелось тишины, покоя. Здесь мы стараемся познать себя, побороть свои недостатки и служить Богу. У каждого человека есть свой крест, который просто нужно донести до конца. Это значит, что, когда ты видишь зло, как бы ни было трудно, ты всегда выбираешь добро.

Четыре пожара

История первого уральского женского монастыря начиналась не там, где сейчас расположена церковь Святого Иоанна Предтечи. Зарождался Верхотурский женский монастырь в ещё более живописном месте в паре минут ходьбы отсюда на высоком берегу реки Туры. Именно здесь в 1621 году были воздвигнуты первая деревянная церковь и кельи для десяти жительниц Верхотурья, которые пожелали принять иноческий постриг.

– Сёстры были крепкие и духовно, и физически, – рассказывает монахиня Евникия. – Они никогда не сдавались, несмотря на то, что храм горел четыре раза.

Первая каменная Старо-Покровская церковь появилась на этом месте в 1744–1753 годах. Чуть позже вблизи возвели Иоанно-Предтеченский двухэтажный храм, который стал красой города. И только спустя полтора столетия в Верхотурье воздвигли церковь Святого Иоанна Предтечи.

– Всё перевернули революционные события 1917 года, из храмов были изъяты духовные ценности, инвентарь, книги, облачение, посуда, – отмечает монахиня Силуана. – Сёстры всеми силами пытались сохранить монастырь и переименовали его в сельхозартель «Надежда», где они занимались сельским хозяйством и сохраняли уклад и иноческий дух. Но власти чувствовали, что религиозное влияние монастыря было большим, поэтому в 1926 году его закрыли. На территории монастыря организовали детский дом, а церковь Святого Иоанна Предтечи отдали под городскую баню. Обитель прекратила своё существование на многие десятилетия.

Вернули церковь штурмом

В одну из ночей 1993 года в Верхотурье, по словам монахини Силуаны, произошло знаковое событие: девять женщин захватили общественную баню. Ими оказались матушка Василиса и восемь будущих монахинь. До этого события женщины больше года молились и ждали, когда местные власти исполнят распоряжение Президента России от декабря 1991 года о возвращении Русской Православной Церкви всех строений и религиозной литературы, а также указ Святейшего синода по России возродить Свято-Покровский женский монастырь.

Администрация Верхотурья не выполняла законные требования. Даже когда в кочегарке рухнула труба, и баня прекратила действовать, храм возвращать не собирались. «У нас здесь оборудование», – заявили они монахиням. А какое оборудование может быть в городской бане? Скамейки, тазики, шкафчики.

– Тогда женщины решили захватить помещение, – рассказывает монахиня Силуана. – Они сбили замок, зашли внутрь и ахнули, ведь церковь за десятилетия пришла в ужасное состояние: копоть, сырость, по стенам стекала вода, колонны и арки разрушались.

Пока они осматривали помещение, на пороге показалась милиция с дубинками, которая выгнала захватчиц и арестовала матушку Василису. «Почему рухнула в кочегарке труба?» – допрашивали женщину следователи. «Это промысел божий, это чудо, которое случилось по молитвам нашим», – отвечала она, но в милиции этого не понимали. Через два дня монахиню отпустили, о произошедшем стало известно широкой общественности, и власти в итоге отдали храм.

– Церковь очень долго просушивали, а потом сделали капитальный ремонт, – продолжает монахиня Силуана. – Первое богослужение прошло только через три года – в 1996 году. И вот уже 25 лет ежедневно служится литургия в этом храме.

Это событие стоило жизни монахини Василисы: после «завоевания» церкви она скоропостижно скончалась от сердечного приступа. В 2016 году её могилу перенесли из Николаевского монастыря на территорию женской обители. И теперь каждое утро насельницы совершают крестный ход к её могиле и просят покровительствовать монастырю и дальше.

Восстановление продолжается

Несмотря на то что два других храма женского монастыря захватывать штурмом не пришлось, об их восстановлении сёстры пока только мечтают. Время и люди не пощадили эти строения: в советское время был разрушен верхний этаж Иоанно-Предтеченского храма, повреждена Старо-Покровская церковь, окрестная территория заброшена. По словам монахинь, в церковь постоянно пробираются любители выпить или выломать железные перекрытия и решётки на окнах, чтобы сдать их на металлолом. Но каким-то чудом до наших дней сохранились росписи, сделанные несколько веков назад: на стенах и своде Свято-Покровского храма можно разглядеть Покров Матери Божией и изображения четырёх евангелистов.

По словам монахини Евникии, оба каменных храма являются памятником федерального значения, на их реставрацию необходимы колоссальные суммы. Проект восстановления церкви Рождества Иоанна Предтечи подготовили ещё в 2012-м, но он не был осуществлён. Сейчас монахини собирают архивные документы, чтобы в третий раз подать заявку на федеральную программу по восстановлению храмов России. А пока они своими силами приводят территорию вблизи исторических зданий в порядок, вырубают деревья и убирают мусор.

– Прежде чем восстанавливать храм, перед нами встаёт вопрос: доверит ли нам Господь сделать это через наши руки, через наши сердца? – говорит монахиня Евникия. – Нам удалось обновить один из трёх храмов, но история нашего монастыря зарождалась именно на этом месте. Каждый человек ценит свои корни, поэтому и мы хотим беречь и возродить целиком нашу историю.

 

Ирина Гильфанова. Фото: Галина Соловьёва

Опубликовано в №164 от 07.09.2021